Анализ произведения история одного города (салтыков-щедрин)

Сатирический роман Салтыкова-Щедрина «История одного города» является одним из наиболее ярких произведений русской литературы 19 века.

Гротескное изображение государственного строя в России, пародия на иерархию, царящую в державе, вызвали неоднозначную реакцию в обществе.

Для «Истории одного города» анализ требуется глубокий и детальный, поскольку данное произведение лишь на первый взгляд может показаться легким чтивом. Особенно полезным он будет при подготовке к уроку литературы в 8 классе и написании сочинений на заданную тему.

Содержание

  • Краткий анализ
  • История создания
  • Тема
  • Композиция
  • Главные герои
  • Жанр

Краткий анализ

Перед прочтением данного анализа рекомендуем ознакомиться с самим произведением История одного города.

Год написания –1870 г.

История создания – Писатель давно вынашивал идею написать роман о самодержавии. Работа над произведением велась с перерывами, поскольку Салтыков-Щедрин одновременно писал сразу несколько книг.

Тема – Обличение пороков социальной и политической сферы в жизни России, а также раскрытие особенностей взаимоотношения народа и власти при самодержавии.

Композиция – Роман состоит из 16 глав. Особенность заключается в том, что все они написаны якобы разными авторами, и только первая и последняя – самим издателем. Согласно версии писателя, «История одного города» – это лишь издание тетради «Глуповского летописца», случайно найденной в городском архиве.

Жанр – Роман.

Направление – Реализм.

История создания

Замысел романа Салтыков-Щедрин вынашивал довольно долго. Образ вымышленного города Глупова как воплощение самодержавно-помещичьего строя в России впервые возник в очерках писателя в начале 60-х, когда на просторах российской империи переживала свой подъем освободительная борьба простого народа.

В 1867 году писатель опубликовал свой фантастический «Рассказ о губернаторе с фаршированной головой», который позднее лег в основу главы «Органчик».

Спустя год Михаил Евграфович приступил к работе над полномасштабным романом, который завершил в 1870 году.

При написании книги «История одного города» писатель на некоторое время приостанавливал работу ради сказок и некоторых других произведений.

Первоначально роман имел другое название – «Глуповский Летописец», однако затем автор изменил его на «Историю старого города». Литературный труд был опубликован по частям в журнале «Отечественные записки», в котором Салтыков-Щедрин был главным редактором. В том же 1870 году свет увидела полная версия книги.

После публикации романа на писателя обрушилась волна негодующей критики.

Салтыков-Щедрин был обвинен в искажении отечественной истории и оскорблении всего русского народа, интерес к его творчеству заметно пошел на спад.

Отображение реалий жизни русского народа и давно назревших проблем в обществе, практически ничем не прикрытая критика самодержавия откровенно пугала, и далеко не все были готовы принять правду в ее истинном свете.

Тема

«История одного города» – произведение новаторское, далеко вышедшее за рамки художественной сатиры. Салтыков-Щедрин, как истинный патриот своей страны, не мог оставаться безучастным наблюдателем происходящего в России.

В своем романе он затронул довольно острую тему – обличение несовершенств политического устройства российского государства, при котором угнетенный народ смиренно принимает свое рабское положение и считает это единственно правильным и возможным.

На примере вымышленного города Глупова Салтыков-Щедрин хотел показать, что русский народ попросту не может существовать без жесткого и, порой, откровенного жестокого правителя. В противном же случае он сразу оказывается во власти анархии.

К проблематике романа автор относит и искажение сущности истории, которую государству крайне выгодно преподносить как историю единоличной власти, но не как историю соотечественников.

В «Истории одного города» главные герои – градоначальники, и в каждом из них просматриваются узнаваемые черты исторических личностей.

В некоторых случаях градоначальники представляют собой собирательные образы государственных мужей, занимавших в свое время высокие посты.

Основная мысль произведения заключается в том, что бессознательное поклонение народа самодержавной власти и нежелание брать на себя ответственность за происходящее в стране являются нерушимой преградой на пути к благосостоянию державы.

Смысл «Истории одного города» заключается не в насмешке над Россией, а в желании автора раскрыть обществу глаза на происходящее в стране и подвигнуть к решительному искоренению пороков в социуме.

Композиция

Роман «История одного города» состоит из 16 глав, и все они написаны разными авторами. После первой публикации автором был произведен тщательный анализ произведения, в ходе которого была изменена его композиция. Так, Михаил Евграфович поменял местами некоторые главы, а также добавил приложение «Письмо в редакцию», в котором отреагировал на критику в свой адрес.

Роман начинается со слов самого Салтыкова-Щедина, которому якобы случайно попалась историческая летопись о вымышленном городе Глупове и его жителях.

После небольшого вступления начинается рассказ от лица вымышленного летописца о происхождении глуповцев. Читатель знакомится с историей возникновения государственного строя в Глупове. Племенная вражда, поиск правителя и дальнейшее порабощение граждан занимают в романе целое столетие.

  • В «Описи градоначальникам» представлена краткая характеристика 22 градоначальников, которые в разное время обладали властью над всеми глуповцами.
  • В последующих главах дается описание наиболее выдающихся градоначальников – правителей Глупова: Великанова, Баклана, Брудастого, Двоекурова, Негодяева, Грустилова и других.
  • В финале романа публикуются «Оправдательные документы», которые, по сути, представляют собой назидание другим градоначальникам.

Главные герои

О героях произведения мы написали отдельную статью – Главные герои «Истории одного города».

Жанр

«История одного города» является сатирическим романом. Михаил Евграфович всегда был верным последователем этого жанра, и многие его произведения написаны в духе едкой сатиры. Гротеск, ирония, юмор – роман пестрит этими художественными приемами.

Однако «История одного города» произведение весьма неоднозначное: написано оно в форме летописи, однако все персонажи кажутся фантастическими, а происходящие события больше напоминают бредовый сон, нежели реальность.

Впрочем, фантастика в произведении весьма правдива и реалистична, нереальна лишь внешняя оболочка образов и событий. Именно поэтому роман «История одного города» по своему направлению относится к реализму.

ПредыдущаяСледующая

Источник: https://Sprint-Olympic.ru/uroki/literatura/sochinenija/21085-istoriia-odnogo-goroda-analiz-proizvedeniia-saltykova-shedrina-osobennosti-janr-tema-smysl-romana.html

"История одного города": анализ произведения по главам

Название города, «история» которого предлагается читателю, — Глупов. Нет на карте России такого города и не было его никогда, — а всё же был… И был — всюду. А может быть, он и не исчезал никуда, несмотря на фразу, которой автор-летописец заканчивает своё повествование: «История прекратила течение своё»? Да может ли такое быть? И не эзопова ли это лукавая усмешка?..

В русской литературе непосредственно предшествовала щедринской «летописи» пушкинская «История села Горюхина». «Если Бог пошлёт мне читателей, то, может быть, для них будет любопытно узнать, каким образом решился я написать Историю села Горюхина» — так начинается пушкинское повествование.

А вот начало текста «От издателя», якобы нашедшего в «глуповском городском архиве» «объёмистую связку тетрадей, носящих общее название “Глуповского Летописца”»: «Давно уже имел я намерение написать историю какого-нибудь города (или края)… но разные обстоятельства препятствовали этому предприятию».

Но вот «Летописец» найден. Собранный с древних времён материал в распоряжении «издателя». В обращении к читателю определяет он содержание «Истории».

Прочитайте текст «От издателя» полностью, дабы вы убедились, что каждое слово там особое, отливает своим блеском и сливается в общем сверкании с другими, один фантастически-реальный (гротескный) образ, едва возникнув на странице, теснится уже следующим, и лучшее, что можно сделать, — стать читателем летописи Глупова, этого до странности знакомого всем нам города.

Структура самого читаемого произведения Щедрина непроста. За главой «От издателя» следует «Обращение к читателю» — текст, написанный прямо от лица «архивариуса-летописца» и стилизованный под язык XVIII века.

«Автор» — «смиренный Павлушка, Маслобойников сын», четвёртый архивариус. Заметим, что из трёх прочих архивариусов двое — Тряпичкины (фамилия взята из «Ревизора» Гоголя: так Хлестаков называет своего приятеля, «пописывающего статейки»).

«О корени происхождения глуповцев»

«О корени происхождения глуповцев», глава, открывающая «Летописец», начинается с выдуманной цитаты, подражающей тексту «Слова о полку Игореве». Историки Н. И. Костомаров (1817—1885) и С.М.

Соловьёв (1820—1879) упомянуты здесь потому, что придерживались прямо противоположных взглядов на историю Руси и России: по Костомарову, главным в ней была стихийная народная деятельность («серым волком рыскал по земли»), а по Соловьеву, русская история творилась только благодаря деяниям князей и царей («шизым орлом ширял под облаками»).

Самому писателю чужды были обе точки зрения. Он считал, что русская государственность может твориться только путём организованного и сознательного народного движения.

«Опись градоначальникам»

«Опись градоначальникам» содержит пояснения к дальнейшим главам и краткий перечень градоначальников, повествования о правлении которых развёртываются далее. Не следует думать, что каждый градоначальник есть сатирический образ одного конкретного «самодержца».

Это всегда образы обобщённые, как и большая часть текста «Истории одного города», но есть и чёткие соответствия. Негодяев — Павел I, Александр I — Грустилов; Сперанский и Аракчеев, приближённые Александра I, — отразились в персонажах Беневоленском и Угрюм-Бурчееве.

«Органчик»

«Органчик» — центральная и самая известная глава книги. Так прозван градоначальник Брудастый, обобщающий самые зловещие черты деспотизма. Слово «брудастый» относится с давних пор исключительно к собакам: брудастый — имеющий бороду и усы на морде и обычно особенно злобный (чаще о борзом кобеле).

Органчиком же назван он потому, что в голове у него был обнаружен музыкальный инструмент, механизм, производящий всего одну фразу: «Не потерплю!» Глуповцы называют Брудастого ещё и прохвостом, но слову этому, уверяет Щедрин, никакого определённого значения не придают.

Значит, таковое у слова есть — так писатель обращает ваше внимание на это слово и просит разобраться. Разберёмся.

Слово «прохвост» появилось в русском языке при Петре I от «профост» — полковой экзекутор (палач) в немецкой армии, в русской же употреблялось до 60-х годов XIX века в том же значении, после — смотритель военных тюрем. «Лондонскими агитаторами» в публицистике 60-х годов XIX века называли А. И. Герцена и Н.П.

Огарёва — русских революционных публицистов, издававших в Лондоне газету «Колокол». Карл Простодушный — подобный Органчику персонаж средневековой истории — реально существовавший французский король, низложенный вследствие своих неудачных войн.

Фармазоны — франкмасоны, масоны, члены общества «вольных каменщиков», весьма влиятельного в Европе начиная со Средних веков.

«Сказание о шести градоначальницах»

«Сказание о шести градоначальницах» — замечательно написанная, уморительно смешная, блестящая сатира на императриц XVIII века и их фаворитов-временщиков.

Фамилия Палеологова — намёк на супругу Ивана III, дочь последнего византийского императора династии Палеологов Софью. Именно этот брак дал основание русским владыкам сделать Россию империей и мечтать о присоединении Византии.

Имя Клементинка де Бурбон — намёк на то, что французское правительство помогало Елизавете Петровне взойти на русский престол. Упоминание труднопроизносимых выдуманных фамилий польских кардиналов здесь же — вероятно, намёк на Смутное время и польскую интригу в русской истории.

«Известие о Двоекурове»

«Известие о Двоекурове» содержит намёки на царствование Александра I и особенности его личности (двойственность, противоречивость намерений и их осуществления, нерешительность до трусости). Щедрин подчёркивает, что ему глуповцы обязаны повинностью употребления горчицы и лаврового листа.

Двоекуров же — предок «новаторов», которые вели войны «во имя картофеля».

Намёк на Николая I, сына Александра I, введшего на Руси картофель в голодные времена 1839—1840 годов, что вызвало «картофельные бунты», жестоко подавлявшиеся военной силой вплоть до самого мощного крестьянского восстания в 1842 году.

«Голодный город»

«Голодный город». Градоначальник Фердыщенко правит Глуповом в этой и двух следующих главах. Выслушав поучение священника об Ахаве и Иезавели, Фердыщенко обещает народу хлеба, а сам вызывает в город войска. Возможно, это намёк на «освобождение» крестьян в 1861 году, проведённое так, что вызвало недовольство и помещиков, и крестьян, оказавших сопротивление реформе.

«Соломенный город»

«Соломенный город». Описана война между «стрельцами» и «пушкарями». Известно, что в мае 1862 года в Апраксином дворе произошли знаменитые петербургские пожары. Обвинили в них студентов и нигилистов, но, возможно, пожары были провокацией. Глава — более широкое обобщение. В ней есть и намёки на наводнение 1824 года в Петербурге.

Читайте также:  Сочинение-описание по картине наводнение комарова (5 класс)

«Фантастический путешественник»

«Фантастический путешественник». Фердыщенко пускается в путешествие.

Обычаем русских самодержцев было пускаться время от времени в путешествия по стране, во время которых местные власти усиленно изображали преданность народа властителям, а цари даровали милости народу, часто весьма незначительные.

Так, известно, что по распоряжению Аракчеева во время объезда военных поселений Александром I из избы в избу переносили одного и того же жареного гуся.

«Войны за просвещение»

«Войны за просвещение» — описывает «самое продолжительное и самое блестящее» правление, судя по многим признакам, Николая I. Василиск Семёнович Бородавкин — образ, как и все, собирательный, но некоторые черты эпохи отчётливо намекают в первую очередь на этого монарха. Историк К. И. Арсеньев — наставник Николая I, совершивший с ним путешествие по России.

Походы на Стрелецкую слободу вновь уводят нас в XVIII век, но обобщают периоды следующего столетия — борьбу монархов против масонов, «дворянской фронды» и декабристов.

Есть намёк, кажется, и на Пушкина (стихотворец Федька, «оскорбивший виршами» почтенную родительницу Василиска).

Известно, что после возвращения Пушкина из ссылки в 1826 году Николай I сказал ему в личной беседе: «Довольно ты подурачился, надеюсь, теперь будешь рассудителен, и мы более ссориться не будем. Ты будешь присылать ко мне всё, что сочинишь, отныне я сам буду твоим цензором».

Поход на слободу Навозную подразумевает колониальные войны русских царей. Повествуя об экономическом кризисе в Глупове, Щедрин называет имена экономистов журнала «Русский вестник» — Молинари и Безобразова, любое положение выдававших за процветание.

Наконец, походы «против просвещения» и для «уничтожения вольного духа», датированные годом революции во Франции (1790), указывают на Французскую революцию 1848 года и вспыхнувшие революционные события в европейских странах — Германии, Австрии, Чехии, Венгрии.

Николай I вводит войска в Валахию, Молдавию, Венгрию.

«Эпоха увольнения от войн»

Глава «Эпоха увольнения от войн» посвящена в основном царствованию Негодяева (Павел I), «сменённому» в 1802 году, согласно «Описи», за несогласие с Чарторыйским, Строгановым и Новосильцевым.

Названные вельможи были близкими советниками Александра, сына убитого императора.

Они-то и ратовали за введение конституционных начал в России, но что это были за начала! «Эпоха увольнения от войн» представляет эти «начала» в их подлинном виде.

На смену Негодяеву приходит Микаладзе.

Фамилия грузинская, и есть основания думать, что здесь имеется в виду император Александр I, при котором произошло присоединение к России Грузии (1801), Мингрелии (1803) и Имеретии (1810), а то, что он потомок «сладострастной царицы Тамары», — намёк на его мать Екатерину II.

Градоначальник Беневоленский — вершитель судеб России, имевший огромное влияние на Александра I, — М.М. Сперанский. Ликург и Дра́кон (Дра́конт) — древнегреческие законодатели; выражения «драконовы правила», «драконовские меры» стали крылатыми. Сперанский же был привлечён царём к составлению законов.

«Оправдательные документы»

В последней части книги — «Оправдательные документы» — приведена пародия на законы, составленные Сперанским. Беневоленский закончил свою карьеру так же, как и Сперанский, его заподозрили в измене и сослали.

Наступает власть Прыща — градоначальника с фаршированной головой.

Это обобщающий образ, и благополучие глуповцев при Прыще Щедрин недаром сравнивает с жизнью русичей при легендарном князе Олеге: так сатирик подчёркивает вымышленный, небывалый характер описываемого благоденствия.

«Поклонение мамоне и покаяние»

Речь идёт теперь об обывателях — о самих глуповцах. Указывается на исключительность их выносливости и жизнеспособности, ведь они продолжают своё существование при перечисленных в «Летописце» градоначальниках.

Продолжается и череда последних: Иванов (снова Александр I, речь идёт даже о двух вариантах его погибели: сравните легенду о добровольном отказе Александра I от власти, инсценировке им своей смерти в Таганроге и тайном уходе в монашество), затем — Ангел Дорофеич Дю-Шарио (Ангел — прозвище того же монарха в кругах близких и приближённых, Дорофеич — от Дорофей — дар Божий (греч.), следом — Эраст Грустилов (опять царь Александр I). Под разными иносказательными именами перечисляются возлюбленные Александра и их влияние на его правление. Появление обобщённого образа Пфейферши (прототипы — баронесса В.Ю. фон Крюгенер и Е.Ф. Татаринова) отмечает начало второй половины царствования Александра I и погружение «верхов» и общества в тёмный мистицизм и социальное мракобесие. Предаваясь в компании мистически-спиритических великосветских дам покаянию, реальный царь исчезает в никуда.

«Подтверждение покаяния. Заключение»

Весь этот мистический сброд и бред разгоняется вновь возникшим некогда обиженным офицером (Угрюм-Бурчеевым — Аракчеевым (1769—1834), «угрюмым идиотом», «обезьяной в мундире», впавшим в немилость при Павле I и вновь призванным Александром I).

Первая часть главы посвящена борьбе его за воплощение безумной идеи военных поселений для содержания армии в мирное время, вторая — критике русского либерализма.

Аракчеев, расцветший в годы «освобождения» крестьян от крепостного права, возмущал Щедрина беспринципностью, идеализмом и непоследовательной осторожностью, пустозвонством и непониманием реалий российской жизни.

В список мучеников либеральной идеи, приведённый в последней главе книги, и их деяний попадают и декабристы, к деятельности которых Щедрин не мог не относиться иронически, зная Россию и понимая, насколько фантастичными были упования декабристов на свержение самодержавия с помощью их тайных обществ и восстания на Сенатской площади.

Последним в ряду градоначальников, описанных в «Летописце», назван Архистратиг Стратилатович Перехват-Залихватский — образ, вновь возвращающий нас к Николаю I. «Утверждал, что он отец своей матери. Вновь изгнал из употребления горчицу, лавровый лист и прованское масло…» Таким образом, история города Глупова в «Летописце» возвращается на круги своя. Всё в ней готово к новому циклу. Особенно ясен этот намёк в утверждении Архистратига о том, что он отец своей матери. Фантасмагорический гротеск прочитывается ясно.

Заключая повествование о великой книге М.Е. Салтыкова-Щедрина, заметим только, что, читая её, нужно иметь в виду высказывание Тургенева об авторе: «Он лучше всех нас знал Россию».  

Источник (в сокращении): Михальская, А.К. Литература: Базовый уровень: 10 класс. В 2 ч. Ч. 1: уч. пособие / А.К. Михальская, О.Н. Зайцева. — М.: Дрофа, 2018

Источник: https://classlit.ru/publ/literatura_19_veka/saltykov_shhedrin_m_e/istorija_odnogo_goroda_analiz_proizvedenija_po_glavam/77-1-0-2217

«История одного города» (М. Салтыков-Щедрин)

Цитата: «А от иронии до крамолы — один шаг».

История создания

Салтыков-Щедрин был честным и неподкупным вице-губернатором. Он боролся со злоупотреблениями и взяточничеством, вводил справедливые моральные нормы. И в результате вынужден был признать, что ничего у него не выходит.

Тогда он написал роман «История одного города», в котором череда странных градоправителей управляет выморочным местом — городом Глуповым.

Проблематика:

  • проблема взаимоотношений народа и власти;
  • темнота и политическая пассивность народа;
  • самодурство и необразованность власти.
  • Смысл названия: неопределённое, но серьёзное название придаёт дополнительный комизм роману: он, можно сказать, исторический (хотя на самом деле — сатирический).
  • Литературное направление: реализм.
  • Литературный жанр: сатирический роман (пародия на летопись).
  • Жанровые особенности: этот сатирический роман является пародией на летопись: он стилизован под серьёзное произведение, написанное настоящим летописцем.

Время и место действия: действие происходит в городе Глупове, начинается в середине XVIII в. и заканчивается в середине XIX в.

Действующие лица

  • Градоначальники (всего их было 22, описаны только самые яркие типы):
  • Дементий Варламович Брудастый — любитель кричать по всякому поводу «Разорю!» и «Не потерплю!». В голове имел вместо мозга органчик, который ломался.
  • Семён Константинович Двоекуров — «великий реформатор», специализирующийся на горчице и лавровом листе.
  • Пётр Петрович Фердыщенко — влюбчивый человек.
  • Василиск Семёнович Бородавкин — ярый сторонник просвещения. Чтобы его внедрить, устроил войну с самими просвещаемыми.
  • Феофилакт Иринархович Беневоленский — любил издавать законы, хоть и не имел на это права.
  • Прыщ — градоначальник, который ни во что не вмешивался, кроме огородничества.
  • Эраст Андреевич Грустилов — ленивый градоначальник.
  • Угрюм-Бурчеев — крайне глупый человек, которым владели бредовые идеи, погубившие в конечном счёте весь город.
  • Глуповцы.

Краткое содержание

Роман стилизован под летопись города Глупова и его градоначальников. Первая глава саркастично описывает происхождение глуповцев. Жило-было племя головотяпов. Все соседние племена оно победило. Решили головотяпы организовать город.

Но нужен ведь градоначальник! А все отказываются их возглавить — говорят, что слишком глупые. Один князь согласился, но в городе жить не захотел — направил наместника. А наместник был вор. Князь пригрозил наместника казнить, а тот зарезал себя огурцом. Потом было ещё много градоначальников — и все воры.

И только когда князь приехал в город, началась история города Глупова, а до этого так было, ерунда какая-то.

Первый градоначальник Брудастый произносил только две фразы — «Разорю!» и «Не потерплю!», зато с завидной регулярностью. Потом выяснилось, что у него в голове был органчик, который эти слова воспроизводил. Но органчик испортился от сырости, так что и градоначальник уже не годился.

Затем в жизни Глупова был период анархии: то самозванцы, то шесть градоначальниц одновременно. Наконец город возглавил Двоекуров. Жить стало хорошо — Двоекуров даже хотел академию открыть.

Двоекурова сменил Фердыщенко. Хороший был градоначальник, но вот беда — полюбил чужую жену. Эта самая жена отказала Фердыщенко в любви, и градоначальник сослал её мужа в Сибирь.

Тогда строптивица подчинилась, а в городе от такого распутного поведения градоначальника начался голод. Люди решили избавиться от новой любви Фердыщенко и сбросили её с колокольни. Но Фердыщенко влюбился в другую — и в городе начались пожары.

В общем, все вздохнули с облегчением, когда Фердыщенко умер от переедания.

Город возглавил Бородавкин. Тот очень любил науку и даже воевал за неё с самими глуповцами. Потом к власти пришёл Беневоленский, большой любитель законы выдумывать. Но выяснилось, что Беневоленский сотрудничает с Наполеоном.

Градоначальником стал некий Прыщ. Тот очень любил огородничество. Глупов благодаря этому даже расцвёл. Но, к сожалению, у Прыща была фаршированная голова, и от неё исходил запах трюфелей. В общем, эту голову случайно съели. Такие дела.

Глупов возглавил Грустилов, и начались бесконечные балы. А за ними пришёл голод. И Грустилова сместили. Его должность перешла к Угрюм-Бурчееву, человеку крайне глупому, но агрессивному и деятельному. Угрюм-Бурчеев решил Глупов полностью перестроить.

Для этого он разрушил город полностью. Потом выяснилось, что планам нового градоначальника мешает река. Остановить её никак не выходило. Угрюм-Бурчеев тогда повёл глуповцев искать новое место для создания города. Но тут что-то произошло, и Угрюм-Бурчеев просто растворился в воздухе.

История города на этом закончилась.

Экранизации

«Органчик» (СССР, 1933, мультфильм); «Оно» (СССР, 1989); «История одного города. Органчик» (СССР, 1991, мультфильм).

Задания для подготовки к ЕГЭ и ОГЭ

Почему градоначальник Брудастый мог говорить только «Разорю!» и «Не потерплю!»?

Ответ. Потому что у него в голове был только органчик, воспроизводивший эти слова.

Определите жанр «Истории одного города».

Ответ. Сатирический роман (пародия на летопись).

Поделиться ссылкой

Источник: https://SiteKid.ru/literatura/analiz_proizvedenij_i_kratkoe_soderzhanie/laquoistoriya_odnogo_gorodaraquo_m_saltykov-cshedrin.html

«История одного города», анализ романа Салтыкова-Щедрина

Роман Салтыкова-Щедрина «История одного города» был написан в течение 1869-1870 гг., но писатель работал не только над ним, поэтому роман писался с перерывами.

Первые главы были напечатаны в журнале «Отечественные записки» № 1, где Салтыков-Щедрин был главным редактором.

Но до конца года работа над романом приостановилась, так как Салтыков-Щедрин взялся за написание сказок, завершил несколько неоконченных произведений и продолжал писать литературно-критические статьи.

Продолжение «Истории одного города» было напечатано в 5 номерах «Отечественных записок» за 1870 г. В том же году книга вышла отдельным изданием.

Литературное направление и жанр

Салтыков-Щедрин – писатель реалистического направления. Сразу после выхода книги критики определили жанровую разновидность романа как историческую сатиру, причём отнеслись к роману по-разному.

Читайте также:  Сочинение 23 февраля - день защитника отечества

С объективной точки зрения Салтыков-Щедрин столь же великий историк, сколь и замечательный сатирик. Его роман – пародия на летописные источники, прежде всего, на «Повесть временных лет» и «Слово о полку Игореве».

Салтыков-Щедрин предлагает собственную версию истории, которая отличается от версий современников Салтыкова-Щедрина (упомянутых первым летописцем Костомарова, Соловьёва, Пыпина).

В главе «От издателя» господин М.Щедрин сам отмечает фантастичность некоторых эпизодов (градоначальника с музыкой, полёты градоначальника по воздуху, обращённые назад ступни градоначальника).

При этом он оговаривает, что «фантастичность рассказов нимало не устраняет их административно-воспитательного значения».

Эта сатирическая фраза означает, что «Историю одного города» нельзя рассматривать как текст фантастический, но как мифологический, объясняющий менталитет народа.

Фантастичность романа связана с гротеском, который позволяет изобразить типичное через предельное преувеличение и деформацию образа.

Некоторые исследователи находят в «Истории одного города» черты антиутопии.

Тематика и проблематика

Тема романа – столетняя история города Глупова – аллегории Российского государства. История города – это биографии градоначальников и описание их великих дел: взыскание недоимок, обложение данями, походы против обывателей, устройство и расстройство мостовых, скорая езда на почтовых…

Таким образом, Салтыков-Щедрин поднимает проблему сущности истории, которую государству выгодно рассматривать как историю власти, а не историю соотечественников.

Современники обвиняли писателя в том, что он раскрыл якобы ложную сущность реформаторства, приводящего к ухудшению и усложнению жизни народа.

Демократа Салтыкова-Щедрина волновала проблема взаимоотношений человека и государства.

Градоначальники, например, Бородавкин, считают, что смысл жизни живущих в государстве (не на земле!) «обывателей» — в пенсии (то есть в государственной выгоде).

Салтыков-Щедрин понимает, что государство и обыватели живут сами по себе. Об этом писатель знал не понаслышке, сам некоторое время исполняя роль «градоначальника» (был вице-губернатором в Рязани и Твери).

Одна из проблем, которые волновали писателя, состояла в исследовании менталитета своих соотечественников, их национальных черт характера, влияющих на жизненную позицию и вызывающих «необеспеченность жизни, произвол, непредусмотрительность, недостаток веры в будущее».

Сюжет и композиция

Композиция романа с момента первой публикации в журнале была изменена самим автором, например, глава «О корени происхождения глуповцев» была поставлена третьей, вслед за вступительными главами, что соответствовало логике древнерусской летописи, начинающейся с мифологии. А оправдательные документы (сочинения трёх градоначальников) переместились в конец, как часто размещают исторические документы по отношению к тексту сочинителя.

Роман состоит из 16 глав, у которых авторы разные. Первая и последняя главы написаны издателем М.Щедриным, нашедшим в городском архиве тетради «Глуповского летописца» и желавшим открыть читателям «физиономию города».

Последняя глава, приложение «Письмо в редакцию» — это возмущённый ответ Щедрина на рецензию, в которой он был обвинён в «глумлении над народом». В этом письме автор объясняет идею своего произведения, в частности, что его сатира направлена против «тех черт русской, жизни, которые делают её не вполне удобною».

«Обращение к читателю» написано последним из четырёх летописцев, архивариусом Павлушкой Маслобойниковым. Здесь Салтыков-Щедрин подражает реальным летописям, имевшим несколько авторов.

Глава «О корени происхождения глуповцев» рассказывает о мифах, доисторической эпохе глуповцев.

Читатель узнаёт о враждующих между собой племенах, о переименовании головотяпов в глуповцев, о поисках правителя и порабощении глуповцев, нашедших себе в правители князя не только глупого, но и жестокого, принцип правления которого воплотился в слове «запорю», начинающем исторический период Глупова. Исторический период, рассматриваемый в романе, занимает целое столетие, с 1731 по 1825 гг.

«Опись градоначальникам» — краткая характеристика 22 градоначальников, которая подчёркивает абсурдность истории концентрацией описанных безумцев, из которых наименьший, «ничего не совершив,.. смещён за невежество».

Следующие 10 глав посвящены описанию наиболее выдающихся градоначальников в хронологическом порядке.

Герои и образы

«Замечательнейшие градоначальники» заслужили более пристальное внимание издателя.

Дементий Варламович Брудастый «более чем странный». Он молчалив и угрюм, к тому же жесток (первым делом высек всех ямщиков), склонен к приступам ярости. Есть у Брудастого и положительное качество – он распорядителен, приводит в порядок недоимки, запущенные предшественниками. Правда, делает он это одним способом – чиновники ловят граждан, секут их и порют, описывают их имущество.

Глуповцы от такого правления ужасаются. Спасает их поломка механизма, который находится у Брудастого в голове. Это органчик, повторяющий только две фразы: «Разорю» и «Не потерплю». Возникновение второго Брудастого с новой головой избавляет глуповцев от пары органчиков, объявленных самозванцами.

Многие герои – сатира на настоящих правителей. Например, шесть градоначальниц – это императрицы 18 века. Их междоусобная брань длилась 6 дней, а на седьмой день в город прибыл Двоекуров.

Двоекуров – «человек передовой», новатор, занимавшийся в Глупове плодотворной деятельностью: вымостил две улицы, открыл пивоварение и мёдоварение, заставил всех употреблять горчицу и лавровый лист, а непокорных сёк, но «с рассмотрением», то есть за дело.

Петру Петровичу Фердыщенко, бригадиру, посвящены целых три главы. Фердыщенко – бывший денщик князя Потёмкина, человек простой, «добродушный и несколько ленивый». Глуповцы считают градоначальника глупым, дураком, смеются над его косноязычием, называют гунявым стариком.

За 6 лет правления Фердыщенко глуповцы забыли о притеснениях, но на седьмом году Фердыщенко взбесился и увёл мужнюю жену Алёнку, после чего началась засуха. Глуповцы в припадке ярости сбросили Алёнку с колокольни, но Фердыщенко воспылал любовью к стрельчихе Домашке. За это глуповцев постиг страшный пожар.

Фердыщенко покаялся перед народом на коленях, но его слёзы были лицемерными. В конце жизни Фердыщенко путешествовал по выгону, где и умер от обжорства.

Василиск Семёнович Бородавкин (сатира на Петра 1) – блестящий градоправитель, при нём Глупов переживает золотой век. Бородавкин был росту небольшого и собой не статен, но криклив. Он был сочинитель и смелый утопист, политический мечтатель.

Прежде чем покорять Византию, Бородавкин покоряет глуповцев «войнами за просвещение»: снова вводит в употребление забытую после Двоекурова горчицу (для чего предпринимает целый военный поход с жертвами), требует строить дома на каменном фундаменте, разводить персидскую ромашку и учредить в Глупове академию.

Строптивость глуповцев была побеждена вместе с довольством. Французская революция показала, что насаждаемое Бородавкиным просвещение вредно.

Онуфрий Иванович Негодяев, капитан, в прошлом истопник, начал эпоху увольнения от войн. Градоначальник испытывает глуповцев на твёрдость. В результате испытаний глуповцы одичали: обросли шерстью и сосали лапы, потому что ни еды, ни одежды не было.

Ксаверий Георгиевич Микаладзе – потомок царицы Тамары, обладающий обольстительной наружностью. Он подавал подчинённым руку, ласково улыбался, завоёвывал сердца «исключительно посредством изящных манер». Микаладзе прекращает просвещение и экзекуции и не издаёт законов.

Правление Микаладзе было мирным, наказания мягкими. Единственный недостаток градоначальника – любовь к женщинам. Он вдвое увеличил население Глупова, но умер от истощения сил.

Феофилакт Иринархович Беневолинский – статский советник, помощник Сперанского. Это сатира на самого Сперанского. Беневолинский очень любил заниматься законотворчеством.

Законы, придуманные им, бессмысленны, как «Устав о добропорядочном печении пирогов». Законы градоначальника настолько глупы, что не мешают процветанию глуповцев, так что те становятся тучными, как никогда.

Беневолинский был сослан за связь с Наполеоном и назван прохвостом.

Иван Пантелеевич Прыщ не издаёт законов и управляет просто, в духе «беспредельного либерализма». Он отдыхает сам и склоняет к этому глуповцев. И горожане, и градоначальник богатеют.

Предводитель дворянства наконец догадывается, что у Прыща фаршированная голова, и съедает её без остатка.

Градоначальник Никодим Осипович Иванов тоже глуп, потому что его рост не позволяет ему «вмещать ничего пространного», но это качество градоначальника идёт глуповцам на пользу. Иванов умер то ли от испуга, получив «слишком обширный» указ, то ли был уволен из-за присыхания мозгов от их бездействия и стал родоначальником микрокефалов.

Эраст Андреевич Грустилов – сатира на Александра 1, человек чувствительный. Тонкость чувств Грустилова обманчива. Он сластолюбив, в прошлом утаивал казённые деньги, развратничает, «спешит жить и наслаждаться», так что склоняет глуповцев к язычеству. Грустилова арестовывают, и он умирает от меланхолии. За время его правления глуповцы отвыкли работать.

Угрюм-Бурчеев – сатира на Аракчеева. Он прохвост, ужасный человек, «чистейший тип идиота». Этот градоначальник изнуряет, ругает и уничтожает глуповцев, за что его прозывают сатаной. Он обладает деревянным лицом, взор его свободен от мысли и бесстыж. Угрюм-Бурчеев бесстрастен, ограничен, но полон решимости. Он подобен силе природы, идущей напролом по прямой, не признающей разума.

Угрюм-Бурчеев разрушает город и на новом месте строит Непреклонск, но ему не удаётся совладать с рекой. Кажется, сама природа избавляет от него глуповцев, унося его в смерче.

Приход Угрюм-Бурчеева, а также следующего за ним явления, названного «оно» — картина апокалипсиса, прекращающего существование истории.

Художественное своеобразие

Салтыков-Щедрин мастерски меняет речь разных повествователей в романе. Издатель М.Е.Салтыков оговаривает, что исправил только «тяжёлый и устарелый слог» Летописца.

В обращении к читателю последнего архивариуса летописца, чей труд был издан через 45 лет после написания, встречаются устаревшие слова высокого стиля: ежели, сей, таковой.

Но издатель якобы не исправлял именно это обращение к читателям.

Всё обращение последнего летописца написано в лучших традициях ораторского искусства античности, содержит серию риторических вопросов, изобилует метафорами и сравнениями, в основном из древнего мира.

В конце вступления летописец, следуя библейской традиции, широко распространённой на Руси, уничижает себя, называя «скудельным сосудом», а Глупов сравнивает с Римом, причём от сравнения Глупов выигрывает.

Аллегоричность текста – его основное свойство. Именно в подтексте прочитывается истинный замысел Салтыкова-Щедрина. Аллегорией пронизаны все пласты повествования. Основной приём создания художественного образа – это гротеск. Гротескные образы яркие и запоминающиеся (фаршированная голова или голова-органчик, обросшие шерстью глуповцы).

Салтыков-Щедрин не только широко использует фольклор (народные песни, пословицы и поговорки), но и создаёт подражания фольклорным жанрам, причём порой неотличимые от фольклора.  Так рассказ о глупых выходках глуповцев напоминает небылицы или сказки о дураках. Своеобразны пословицы и афоризмы: «Такали мы, такали и протакали», «Несть глупости горшия, яко глупость».

  • «История одного города», краткое содержание по главам романа Салтыкова-Щедрина
  • «Премудрый пискарь», анализ сказки Салтыкова-Щедрина
  • «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», анализ
  • «Господа Головлёвы», анализ романа Салтыкова-Щедрина
  • «Медведь на воеводстве», анализ сказки Салтыкова-Щедрина
  • «Дикий помещик», анализ сказки Салтыкова-Щедрина
  • «Вяленая вобла», анализ сказки Салтыкова-Щедрина
  • «Господа Головлевы», краткое содержание по главам романа Салтыкова-Щедрина
  • «Повесть о том, как один мужик двух генералов прокормил», краткое содержание
  • «Медведь на воеводстве», краткое содержание по главам сказки Салтыкова-Щедрина
  • Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, краткая биография
  • По произведению: «История одного города»
  • По писателю: Салтыков-Щедрин, Михаил Евграфович

Источник: https://goldlit.ru/saltykov-shchedrin/1203-istoriia-odnogo-goroda-analiz

Анализ романа М.Е. Салтыкова-Щедрина "История одного города"

Знаменитый сатирический роман-обозрение «История одного города» был написан М.Е.Салтыковым-Щедриным в 1869-1870 годах.

Свое произведение автор выдал за найденные в архиве тетради летописца, будто бы жившего в XVIIIвеке, а себе отвел лишь скромную роль «издателя» его записок; царей и царских министров представил в образах градоначальни­ков, а установленный ими государственный режим — в образе города Глупова.

«История одного города» — в сущности, сатирическая история русского общества», — писал И.С.Тургенев. Вся жизнь города Глупова нелепа, противоречит нормальной человеческой жизни. Его правители — злобные, жестокие куклы; цель их — уничтожение всего мыслящего.

Фами­лии-клички указывают на паразитизм и враждебность их носителей всему человеческому и прогрессивному.

Градо­начальники Глупова: Органчик (Брудастый), Прыщ (Фар­шированная голова), Бородавкин, Негодяев, Перехват-За­лихватский, Угрюм-Бурчеев — олицетворяют самодержавие и произвол.

В этом романе использованы все художественные при­емы щедринской сатиры — сатирическая фантастика, гро­теск, беспощадная ирония и веселый, торжествующий юмор. Фантастика эта в сущности своей правдива, реалис­тична, нереальны лишь внешние черты образов и событий.

Читайте также:  Сочинения по творчеству распутина

«Говорят о карикатуре и преувеличениях, но нужно только осмотреться кругом, чтоб обвинение это упало само собой… Кто же пишет эту карикатуру? Не сама ли дейст­вительность? Не она ли на каждом шагу обличает самое себя в преувеличении?» — писал Салтыков-Щедрин.

Брудастый-Органчик, несмотря на всю фантастич­ность своей внешности (вместо мозга у него вставлен примитивный механизм — органчик), совершает поступки, ничем не отличающиеся от поступков реально существую­щих правителей.

При въезде в губернию он порет ямщиков, затем день и ночь пишет «все новые и новые понуждения». По его приказам «хватают и ловят, секут и порют, описы­вают и продают». Такое управление было испытано веками, и чтобы так управлять, достаточно было иметь «пустую посудину» вместо головы.

Недаром смотритель народного училища на вопрос глуповцев: «Бывали ли в истории примеры, чтобы люди распоряжались, вели войны и заклю­чали трактаты, имея на плечах порожний сосуд?» — отве­чает, что подобное вполне возможно, что некий правитель «Карл Простодушный…

имел на плечах хотя и не порож­ний, но все равно как бы порожний сосуд, а войны вел и трактаты заключал».

Кроме «разорю!» и «не потерплю!», Органчику других слов и не требовалось по роду его деятельности. «Есть люди, — пишет Щедрин, — которых все существование исчерпывается этими двумя романсами». В образе Орган­чика до предела заострены черты автоматизма и бездушия правителей.

Градоначальник Василиск Бородавкин, знаменитый «войнами за просвещение», за внедрение в быт глуповцев горчицы и персидской ромашки, предстает тоже злобной, бездушной куклой и свои дикие войны ведет при содейст­вии оловянных солдатиков. Но поступки Бородавкина от­нюдь не более фантастичны, чем поступки любого прави­теля-самодура. Бородавкин «спалил тридцать три деревни и с помощью сих мер взыскал недоимок два рубля с полтиной».

В произведениях, предшествующих «Истории одного города», Щедрин писал о том, что на «физиономии обще­ства» вскакивают гнусные прыщи, свидетельствующие о его гнилости, внутренней болезни. Именно таким олице­творением болезни эксплуататорского строя и является градоначальник Прыщ.

Основная черта градоначальника Прыща (он же Фаршированная голова) — животность. Прыщ неизменно возбуждает аппетит у предводителя дво­рянства — его голова, начиненная трюфелями, распростра­няет соблазнительный запах.

В эпизоде, где предводитель дворянства съедает голову градоначальника, Прыщ окон­чательно лишается человеческого облика: «Градоначальник вдруг вскочил и стал обтирать лапками те места своего тела, которые предводитель полил уксусом. Потом он закрутился на одном месте и вдруг всем корпусом грохнулся на пол».

Даже образ Угрюм-Бурчеева — этот символ угнетения и произвола — вобрал в себя многие конкретные черты антинародных правителей России. Образы градоначальни­ков лишены психологической глубины. И это не случайно. Угрюм-Бурчеевым чужды чувства горя, радости, сомнения. Они не люди, а механические куклы.

Они — полная противоположность живым людям, страдающим и мысля­щим. Градоначальников Щедрин рисует в резко саркасти­ческой и гротесковой манере, но иногда он пользуется и иронией, и даже веселым юмором.

Щедрин всей душой любил угнетенный народ России, но это не мешало ему осуждать его невежество, покорность.

Когда Щедрина обвиняли в том, что он глумится над народом, писатель отвечал: «Мне кажется, что в слове «народ» надо отличать два понятия: народ исторический и народ, представляющий собою идею демократизма.

Перво­му, выносящему на своих плечах Бородавкиных, Бурчеевых и т.п., я действительно сочувствовать не могу. Второму я всегда сочувствовал, и все мои сочинения полны этим сочувствием».

В «Истории одного города» Щедрин предсказал гибель самодержавия. Униженные, доведенные до отчаяния глуповцы в конце концов начинают понимать невозможность своего существования в условиях деспотического режима Угрюм-Бурчеева. Писатель ощутимо передает нарастание гнева народа, атмосферу, предшествующую взрыву.

Карти­ной этого мощного взрыва, потрясшего город, Щедрин заканчивает свою хронику. Угрюм-Бурчеев исчез, «словно растаяв в воздухе», и «история прекратила течение свое», история мрачного города, его забитых и покорных обита­телей, безумных правителей. В жизни освобожденного народа начинается новый период.

Подлинная история че­ловечества бесконечна, она подобна горной реке, остано­вить могучее движение которой оказался бессилен Угрюм-Бурчеев. «Река не унималась. По-прежнему она текла, дышала, журчала и извивалась; по-прежнему один берег ее был крут, а другой представлял луговую низину, на далекое пространство заливаемую в весеннее время водой».

С пред­чувствием великих исторических перемен в Глупове связан светлый взгляд Щедрина на будущее, ярко воплотившийся в его книге.

Хроника написана красочным, весьма сложным по составу языком.

В нем широко использованы и высокий слог старинной речи — например, в обращении архивариу­са-летописца к читателю, — и народные изречения и пословицы, и тяжелый, неудобочитаемый слог канцеляр­ских бумаг в пародийном переложениии (так называемые «Оправдательные документы», приложенные к хронике), и публицистический стиль современной Щедрину журналис­тики. Сочетание сказовой манеры «летописца» с авторским переложением его записей позволяло Щедрину то прида­вать рассказу несколько архаический характер историчес­кого свидетельства, то вновь вносить в него явные отзвуки современности.

Сатира Щедрина всегда была на стороне тех, кто боролся за торжество справедливости и правды. Писатель верил в крушение глуповского строя жизни на земле, в победу бессмертных идей демократии и прогресса.

Источник: http://5litra.ru/proizvedeniya/russian_classik/400-roman-me-saltykova-schedrina-istoriya-odnogo-goroda.html

Анализ 5 глав (на выбор) в произведении М. Е. Салтыкова-Щедрина «История одного города»

   «История одного города» (1869-1870) Салтыкова-Щедрина – произведение сложное и неоднозначное. Сразу же после его выхода в свет Салтыкова-Щедрина обвиняли в оскорблении русского народа и искажении русской истории. Сам автор утверждал: «Я совсем не историю предаю осмеянию, а известный порядок вещей… Мне нет никакого дела до истории.

Я имею в виду лишь настоящее». В центре романа лежит история города Глупова, на примере которого рассматривается история русского самодержавия. В романе сопоставляются различные исторические эпохи: от Киевской Руси до начала 19 века.

В итоге, автор приходит к выводу, что проблемы народа никогда не решались правителями, да и сам народ никогда не учился на своих ошибках. 

    В главе «О корени происхождения глуповцев» рассказывается, как предки глуповцев «князя себе искали». В древности головотяпы жили среди независимых племен. «Ни вероисповедания, ни образа правления эти племена не имели, заменяя все сие тем, что постоянно враждовали между собою».

В результате они разорили свои земли, надругались над своими женщинами и стали умирать с голоду. Тогда они решили выбирать себе главу. Сначала среди своих… Устроили соревнования, кто кого головой перетяпает.

Победившие головотяпы собрали вокруг себя остальные племена и «начали устраиваться внутри, с очевидной целью добиться какого-нибудь порядка». Но были они такие бестолковые, что ничего у них не получалось, как бы они ни пытались.

И тогда головотяпы надумали искать себе князя: «Он нам все мигом предоставит, …, он и солдатов у нас наделает, и острог, какой следовает, выстроит! Айда, ребята!» 

    Князья, попавшиеся головотяпам на пути, поразились их глупости и отказались править ими. Только сказали, что называться им нужно не головотяпами, а глуповцами. Наконец, с горем пополам, с помощью вора они уговорили одного князя править ими. Да сами тому не обрадовались.

Тот князь «наложил на них дани великие», ввел у них воинскую обязанность и приказал ничем не интересоваться и ни о чем не думать. И подвел итог: «А как не умели вы жить на своей воле и сами, глупые, пожелали себе кабалы, да называться вам впредь не головотяпами, а глуповцами». Расстроились глуповцы и пошли домой. Построили там город Глупов и стали жить.

А наместником князя в Глупове стал вор-новотор. Вскоре его сменил другой наместник, того третий и так до конца истории. Наместники занимались тем, что усмиряли бунты, которые сами же и вызывали, воровали городскую казну и учиняли всякие беззакония.

Все это продолжалось до тех пор, пока князь собственной персоной не прибыл в Глупов и не завопил: «Запорю!» «С этим словом начались исторические времена», так зародился город Глупов и определился характер его жителей и правителей. 

    В дальнейшем в городе Глупове сменились двадцать два градоначальника (1731-1826). Об этом сообщает глава «Опись градоначальникам». Из нее мы также узнаем о деяниях этих славных мужей на пользу Отечеству и городу Глупову. Один из них прославился своими занятиями макаронами, другой «был росту трех аршин и трех вершков», третий умел летать и петь непристойные песни. И так далее.

Но всех градоначальников отличает чрезмерная жестокость (совершали походы против недоимщиков, секли безбожно, драли с глуповцев три шкуры). Больше никаких благих дел за ними замечено не было. Нужно также отметить, что почти все они умерли не своей смертью, кроме Двоекурова, который был самым безобидным из всей описи.

Деяниям наиболее «выдающихся» градоначальников посвящены отдельные главы «Истории». 

    Так, Дементию Варламовичу Брудастому посвящена глава «Органчик». В описи его характеризуют так: «Назначен был впопыхах и имел в голове некоторое особливое устройство, за что и прозван был «Органчиком». Это не мешало ему привести в порядок недоимки, запущенные его предшественником».

В результате своей механической головы Брудастый мог произносить всего два слова: «Разорю!» и «Не потерплю!». Впрочем, у градоначальников с человеческими головами словарный запас был не больше. Эти два слова выражали принципы правления: ободрать как липку и чтобы никаких возмущений.

 

    Но глуповцы, по своему добродушию и легкомыслию, ничего больше и не требовали. Им только нужно было, чтобы начальник называл их «ребятами» и «братцами», ходил в красивом мундире и красиво говорил перед народом. Глава заканчивается столкновением двух одинаковых Органчиков. Эта сцена символична: градоначальники как близнецы похожи друг на друга. 

    В главе «Войны за просвещение» на сцену выходит Василиск Семенович Бородавкин. Он отличался «неслыханной административной въедчивостью», крикливостью и расторопностью. «Даже только одним глазом» и имел недремлющее око. Бородавкин мыслил масштабно: он мечтал о завоевательных походах. Но, поскольку такой возможности пока не было, он ограничивался «войнами за просвещение».

Всего таких войны было четыре, они велись против глуповцев и всегда заканчивались победой Брудастого. По другому и быть не могло: с помощью оловянных солдат, налитых кровью, градоначальник крушил все на своем пути.

Поэтому глуповцам проще было согласиться употреблять горчицу и прованское масло, ставить дома на каменные фундаменты, разводить персидскую ромашку или даже отдавать своих детей в глуповскую академию.

     Войны за просвещение резко сменились походами против просвещения в связи с Французской революцией. Но глуповцы не заметили особой разницы. Также он «спалил слободу навозную,… разорил Негодницу,… расточил Болото». Он уже собирался спалить весь город, как вдруг внезапно умер.

    Важно отметить, что в произведении образы градоначальников представлены от почти нормального до абсолютного зла. Таким в романе предстает Угрюм Бурчеев в главе «Подтверждение покаяния. Заключение».

Он решает перестроить город по своему проекту, который очень напоминает тюрьму. Автор характеризует Угрюм Бурчеева как полного идиота, который не видит дальше своего носа. Но в этом радиусе все должно быть так, как захочет он.

Угрюм Бурчеев разрушает Глупов, пытается перегородить реку, но природа оказывается сильнее. В итоге город перестраивается и превращается в город Непреклонск. Но жители Непреклонска начали роптать против Угрюм Бурчеева.

И раздражение против него все росло и росло, пока наконец не появилось Нечто, Великое и Ужасное, уничтожившее Угрюм Бурчеева. На этом «история прекратила течение свое». 

    На мой взгляд, это Нечто – приговор тому абсолютному злу, которое представляло собой правление градоначальников на протяжении всей «Истории одного города».

Проанализировав в сатирическом ключе историю русского самодержавия, М.Е. Салтыков-Щедрин показывает будущим правителям недостатки и ошибки их предшественников.

Он надеется, что в будущем его любимая Россия будет жить по-другому, свободно и счастливо.

Источник: http://reshebnik5-11.ru/sochineniya/saltykov-shchedrin/istoriya-odnogo-goroda/7182-analiz-5-glav-na-vybor-v-proizvedenii-m-e-saltykova-shchedrina-istoriya-odnogo-goroda

Ссылка на основную публикацию