Сочинение образ доктора живаго

Сочинение Образ Доктора Живаго

Юрий Андреевич — стихийный, творческий человек, и под стать ему его дядя — Николай Николаевич. Хотя возможно я не совсем точно выразилась и имеет смысл пояснить эту мысль. Юрий Живаго стихийный не в том смысле, что он управляет жизнью, подчиняет себе. Нет, напротив, стихия захватывает его самого. Поступки героя стихийны, часто необдуманны именно потому, что он подвластен этим стихиям, зависит от них. Именно они управляют его жизнью, кидают его то туда, то обратно, одаривают героя творческими подъемами, любовью. Но в Юрии Андреевиче есть душевный огонь, и наверное поэтому стихия вдохновения избрала его средством своего выражения, через доктора Живаго она показывает свою мощь и красоту. И герой это чувствует: «В такие минуты Юрий Андреевич чувствовал, что главную работу совершает не он сам, но то, что выше его, что находится над ним и управляет им, а именно: состояние мировой мысли и поэзии, и то, что ей предназначено в будущем, следующий по порядку шаг, который предстоит ей сделать в ее историческом развитии. И он чувствовал себя только поводом и опорной точкой, чтобы она пришла в это движение». Юрий — выразитель этой стихии, но и Николай Николаевич не менее творческий, одаренный человек. Их встречи, разговоры похожи на некий громовой разряд, вспышку молнии. Вот как описывает их встречи сам автор: «Встретились два творческих характера, связанные семейным родством, и хотя встало и второй жизнью зажило минувшее, нахлынули воспоминания и всплыли на поверхность обстоятельства, происшедшие за время разлуки, но едва лишь речь зашла о главном, о вещах, известных людям созидательного склада, как исчезли все связи, кроме этой единственной, не стало ни дяди, ни племянника, ни разницы в возрасте, а только осталась близость стихии со стихией, энергии с энергией, начала и начала». И с этой же энергией, жаром, стихийно он пишет после отъезда Ларисы Федоровны и Катеньки. И опять его творческое вдохновение поднимает его на невообразимые высоты, поднимает над всем мрачным, над болью доктора, и приносит утешение. «Так кровное, дымящееся и неостывшее вытеснялось из стихотворений, и вместо кровоточащего и болезнетворного в них появилась умиротворенная широта, подымавшая частный случай до общности всем знакомого. Он не добивался этой цели, но эта широта сама приходила как утешение, лично посланное ему…» Роман, на мой взгляд, полностью основан па переплетении стихий. Но главная, повелевающая всеми остальными, — стихия революции, стихия войны. Герои понимают, что война и революция, это переустройство общества согнало всех с их насиженных мест, перемешало, одних отдалило, других сблизило. Именно оно — это стихийное переустройство, диктует свою волю людям. «Мне ли, слабой женщине, объяснять тебе, такому умному, что делается сейчас с жизнью вообще, с человеческой жизнью в России и почему рушатся семьи, в том числе твоя и моя? — говорит Лариса Федоровна Юрию Андреевичу. — Ах, как будто дело в людях, в сходстве и несходстве характеров, в любви и нелюбви. Все производное, налаженное, все относящееся к обиходу, человеческому гнезду и порядку, все это пошло прахом вместе с переворотом всего общества и его переустройством. Всё бытовое опрокинуто и разрушено. Осталась одна не бытовая, непреложная сила голой, до нитки обобранной душевности, для которой ничего не изменилось, потому что она во все времена зябла, дрожала и тянулась к ближайшей рядом, такой же обнаженной и одинокой. Мы с тобой как два первых человека Адам и Ева, которым нечем было прикрыться в начале мира, и мы теперь так же раздеты и бездомны в конце его. И мы с тобой последнее воспоминание обо всем том неисчислимо великом, что натворено на свете за многие тысячи лет между ними и нами, и в память этих исчезнувших чудес мы дышим и любим, и плачем, и держимся друг за друга и друг к другу льнем». И действительно, сблизила, соединила Юрия и Лару именно эта стихия, эта война и революция. Не будь войны, может быть Лара осталась бы в памяти Юрия той юной девочкой-женщиной, которую он видел всего лишь дважды: в номере гостиницы, когда травилась ее мать, и на елке у Светницких, когда Лара стреляла в Комаровского. Но вот война вновь сталкивает их, и герои знакомятся. Тоня уже тогда, по письму Юрия Андреевича почувствовала, ощутила ту тонкую, прозрачную как паутинка, но уже крепкую внутреннюю связь Юрия и Лары. Одной ей ведомым чутьем Антонина Александровна поняла, что Юрию Андреевичу и Ларисе Федоровне суждено быть вместе. Их жизнь связана каким-то стечением обстоятельств. И Тоня знает это и пишет об этом Юрию, который еще не понимает этого, не верит, противится. Долг верности и любви еще пересиливает эту связь. «В этом письме, в котором рыдания нарушали построения периодов, а точками служили следы слез и кляксы, Антонина Александровна убеждала мужа не возвращаться в Москву, а проследовать прямо на Урал за этой удивительной сестрою, шествующей по жизни в сопровождении таких знамений и стечении обстоятельств, с которыми не сравняться ее, Тониному, скромному жизненному пути». Юрий Андреевич не принял это всерьез. Но революция снова сталкивает их каким-то сверхъестественным стечением обстоятельств. То, что предопределено, того нельзя избежать. Доктору Живаго было суждено быть с Ларой Антиповой. И война, революция подталкивает их друг к другу. Стихия так захотела, сопротивляться было бесполезно. «Он любил Тоню до обожания. Мир ее души, ее спокойствие были ему дороже всего на свете. Он стоял горой за ее честь, больше чем ее родной отец и чем она сама. В защиту ее уязвленной гордости он своими руками растерзал бы обидчика. И вот этим обидчиком был он сам». Доктор Живаго старался разобраться, противостоять этому, надеялся, что что-то разрушит эту связь. «Что будет дальше? — иногда спрашивал он себя и, не находя ответа, надеялся на что-то несбыточное, на вмешательство каких-то непредвиденных, приносящих разрешение, обстоятельств». И эти обстоятельства вмешивались, но совсем не так, как думал Юрий. В тот момент, когда доктор решает открыться Тоне и порвать с Ларой, его забирают в партизанский отряд, а когда он возвращается, Тоня уже уехала. Выбора, столь сложного для Юрия Андреевича, больше не существует, жизнь, судьба, стихия сама решила эту головоломку, не позволив герою порвать связь с Ларисой Федоровной. Война, революция сыграли огромную роль в жизни этого поколения. Вернее, не война и революция играли, а люди играли свою роль, каждому отведенную стихией в этой драме безумия. Стихия кровопролития перемешала все ценности, все святыни, весь уклад жизни. «Я теперь уверена, — говорит Лара Юрию, — что она [война] была виною всего, всех последовавших, доныне постигающих наше поколение несчастий. Я хорошо помню детство. Я еще застала время, когда были в силе понятия мирного предшествующего века. Принято было доверяться голосу разума. То, что подсказывала совесть, считали естественным и нужным. Смерть человека от руки другого была редкостью, чрезвычайным, из ряду вон выходящим явлением… И вдруг этот скачок из безмятежной, невинной размеренности в кровь и вопли, повальное безумие и одичание каждодневного и ежечасного, узаконенного и восхваляемого смертоубийства. Наверное, никогда это не проходит даром… Сразу все стало приходить в разрушение. Движение поездов, снабжение городов продовольствием, основы домашнего уклада, нравственные устои сознания». Стихия сломала уклад жизни, систему ценностей, самих людей. Большинство потеряло собственное мнение, потеряло веру в себя, в свою правоту. Стихия завладела умами людей, их сердцами, навязывая им свои мерки, свои представления. «Главной бедой, корнем будущего зла была утрата веры в цену собственного мнения. Вообразили, что время, когда следовали внушениям нравственного чутья, миновало, что теперь надо петь с общего голоса и жить чужими, всем навязанными представлениями. Стало расти владычество фразы, сначала монархической — потом революционной. Это общественное заблуждение было всеохватывающим, прилипчивым». И ведь герои знают, что их жизнь подчинена некой стихии.

Сочинение Образ Доктора Живаго

Сочинение на тему Образы героев в романе Пастернака «Доктор Живаго»»Пастернак Б.Л.Стр. 1

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Сочинение описание митраши в рассказе кладовая солнца пришвина

Оценим за полчаса!

Сочинение Образ Доктора Живаго

Сочинение на тему Образы героев в романе Пастернака «Доктор Живаго»»Пастернак Б.Л.Стр. 2

Сочинение Образ Доктора Живаго

Сочинение на тему Образы героев в романе Пастернака «Доктор Живаго»»Пастернак Б.Л.Стр. 3

Источник: https://my-soch.ru/sochinenie/Cochinenie-laquoobrazy-geroev-v-romane-pasternaka-doktor-zhivagoraquo

Характеристика образа главного героя романа Б. Пастернака "Доктор Живаго" Юрия Живаго

Сочинения › Пастернак Б.Л. › Доктор Живаго

Готовые Домашние Задания

Роман Бориса Пастернака «Доктор Живаго» называют автобиографией, в которой удивительным образом отсутствуют внешние факты, совпадающие с реальной жизнью автора.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Центральный образ романа – доктор Юрий Андреевич Живаго.

Иногда, в свете требований, предъявляемых к романам, он кажется бледным, невыразительным, а его стихотворения, приложенные к произведению, — неоправданным довеском, как бы не по делу и искусственным.

И, тем не менее, автор пишет о самом себе, но пишет как о постороннем. Он придумывает себе судьбу, в которой можно было бы наиболее полно раскрыть перед читателем свою внутреннюю жизнь.

Реальная биография Пастернака не давала ему возможности высказать до конца всю тяжесть своего положения между двумя лагерями в революции, что так замечательно показано им в сцене сражения между партизанами и белыми.

И ведь все-таки он, то есть герой произведения, доктор Живаго, — лицо юридически нейтральное, тем не менее вовлеченное в сражение на стороне красных.

Он ранит и даже, кажется ему, убивает одного из юнцов гимназистов, а затем находит и у этого юнца и у убитого партизана один и тот же псалом, зашитый в ладанках, — 90-й, по представлениям того времени оберегавший от гибели.

Роман написан не только о Живаго, однако он написан ради Живаго, чтобы показать драму такого современника революционной эпохи, который революции не принял.

Юрий Андреевич, отпрыск богатой буржуазной семьи, москвич. Он получил медицинское образование в Московском университете, побывал, как врач, на фронте первой мировой войны.

В революционные годы герой находился в плену у сибирских партизан, потерял связь с семьей, высланной за границу, но все же сумел спустя некоторое время вернуться в Москву.

Там он вел неопределенный образ жизни, кормясь то врачеванием, то литературой, поскольку писал с юных лет, и умер скоропостижно от сердечного приступа. После Живаго осталась лишь тетрадь стихов.

Главный герой романа недаром носит фамилию Живаго (хотя фамилия распространенная) — воплощением «духа Живаго» в жизни и творчестве является этот человек, тончайшими нитями связанный с миром природы, истории, христианства, искусства, русской культуры.

Юрий Андреевич Живаго — интеллигент. Он интеллигент и по духовной жизни своей (поэт, как говорится, от Бога), и по профессии своей милосердной, человеколюбивой. И по неисчерпаемой душевности, домашности внутреннего тепла, и по неприкаянности, по стремлению к независимости — интеллигент.

Юрий Андреевич Живаго – это лирический герой Пастернака, который и в прозе остается лириком. Доктор Живаго – поэт, как и сам Пастернак, его стихи приложены к произведению. Это неслучайно. Стихи Живаго – это стихи Пастернака. И эти произведения написаны от одного лица – у стихов один автор и один общий лирический герой.

Примечательно, что между поэтической образностью языка автора и поэтической образностью речей и мыслей главного героя также нет различий. Автор и герой – это один и тот же человек, с одними и теми же думами, с тем же ходом рассуждений и отношением к миру. Живаго – выразитель сокровенного Пастернака.

Образ Живаго – воплощение самого Бориса Леонидовича – становится чем-то большим, чем сам Борис Леонидович. Он развивает самого себя, творит из Юрия Андреевича Живаго представителя русской интеллигенции, не без колебаний и не без духовных потерь принявшего революцию.

Живаго-Пастернак приемлет мир, каким бы он ни был жестоким в данный момент.

Живаго – это личность, как бы созданная для того, чтобы воспринимать эпоху, нисколько в нее не вмешиваясь. В романе главная действующая сила – стихия революции.

Сам же главный герой никак не влияет и не пытается влиять на нее, не вмешивается в ход событий.

Он служит тем, к кому попадает, — однажды, в бою с белыми, он даже берет винтовку и против собственной воли стреляет в атакующих, восхищающих его своею безрассудной храбростью юношей.

Тоня, любящая Юрия Андреевича, угадывает в нем – лучше, чем кто-либо иной – это отсутствие воли. Но Живаго безволен далеко не во всех смыслах, а только в одном – в своем ощущении громадности совершающихся помимо его воли событий, в которых его носит и метет по всей земле.

Образ Юрия Живаго, которого как бы пронизывает собой вся окружающая природа, который реагирует на все глубоко и благодарно, чрезвычайно важен, ибо через него, через его отношения к окружающему, передается отношение к действительности самого автора.

В романе мы можем увидеть и что такое Россия для Живаго. Это весь окружающий его мир. Россия тоже создана из противоречий, полна двойственности. Живаго воспринимает ее с любовью, которая вызывает в нем высшее страдание.

Роман пронизывает и организует скрещение и противоборство двух мотивов. В конце сюжета, казалось бы, торжествует смерть. Однако идея бессмертия природы и истории все-таки побеждает. И в тексте тоже. Недаром роман завершают строки о воскресении, возрождении к истинной жизни:

  • Я в гроб сойду и в третий день восстану,
  • И, как сплавляют по реке плоты,
  • Ко Мне на суд, как баржи каравана,
  • Столетья поплывут из темноты.

Сочинения по теме:

  • Жизнь интеллигенции в революционную эпоху в в романе Б. Пастернака «Доктор Живаго» сочинение
  • Каким рисует Б. Пастернак образ Лары в романе «Доктор Живаго»? сочинение
  • Охарактеризуйте образ главного героя романа Б.Л. Пастернака «Доктор Живаго» сочинение
  • В чем характерные особенности любви Юрия Живаго к Ларе? сочинение

Источник: http://1soch.ru/pasternak-bl/doktor-jivago/harakteristika-obraza-glavnogo-geroya-romana-b-pasternaka

Система образов в романе «Доктор Живаго»

Доктор Живаго — роман Пастернака, который строился на описании восприятия неспокойного времени главным героем. Работа, где писатель показывает обобщенную жизнь интеллигенции в годы революции и Гражданской войны.

Все произведение пронизано философией, где автор через систему образов романа Доктор Живаго поднимает темы жизни и смерти, любви, раскрывает тайны человеческой души. Все персонажи произведения это не второстепенные участники, и каждый из них играет важную роль. Здесь нам встретятся образы Лары и Тони, Антипова, Стрельникова, образ Комаровского.

Писатель покажет и образ революции в работе Доктор Живаго. Однако на первый план автор выдвигает образ доктора Живаго, который и является главным героем произведения.

Образ доктора Живаго

Судьба доктора Живаго сложилась не лучшим образом. Юрий рано осиротел, жил у дальних родственников, где у него появились друзья. На дочке своих благодетелей, с которой они провели бок о бок все детство, Юра и женился. Это была Тоня, с которой у них были дети, однако настоящую любовь наш герой испытал, увидев Лару Гишар.

Постоянные любовные терзания не дают теперь покоя Юрию Живаго, и лишь попав в партизанский отряд, избавляется он от терзаний. Жена с детьми уезжает во Францию, но несмотря на похождения мужа, продолжает его любить. Юру и Лару судьба сведет ни один раз. Они признаются в чувствах, но вместе так и не будут.

Читайте также:  Главные герои произведения судьба человека

Их разлучит обманным путем Комаровский — отрицательный герой романа, и Живаго уедет в Москву, где умрет от сердечного приступа в трамвайном вагоне.

В образе Юры Живаго писатель показал героя своего времени. Это умный, творческий человек, образованный и интеллигентный. Ему пришлось жить в неспокойное время, и захваченный водоворотом событий, он не может примкнуть ни к одной стороне. Он просто не вмешивается в ход событий. Плывет по течению.

Не может определить, что для него важнее. При этом не может определится не только в политических взглядах, но и в любви. Прочитав роман, мы замечаем что несмотря на события, несмотря на действительность и те ужасы, что окружали героя, он остался чист душой.

Свидетельством этого являются стихотворения Живаго, что пронизаны умиротворением и счастьем и дополняют его образ.

Женские образы в романе Доктор Живаго

В произведении Пастернака мы встречаем и женские образы. Лара, Тоня, Марина это те женщины, что встретились на жизненном пути главного героя.

Тоня — первая жена Юрия. В ее лице писатель создал образ простой, надежной, доброй и искренней женщиной. Она была опорой для Живаго и Юрий по-своему ее любил. Это была читая, скажем даже, благодарная любовь к женщине, которая разделила с Юрой часть его жизни. Вот только в его жизни появляется еще одна женщина — Лара.

Образ Лары в романе совершенно иной. Для героя она была светом, стихией любви, творчества и всей жизни. Лара была воплощением природы, женственности, она была идеалом для Живаго. Это была не только прекрасная женщина, но и хорошая мать, которая, чувствуя приближение беды, позаботилась о дочери. Финал жизни этой женщины не из лучших.

Как-то выйдя из дома, она больше не вернулась.

Третья жена Живаго — это Марина. В ее образе Пастернак нашел для Живаго некое компромиссное решение. С Мариной Живаго пусть и не приобрел настоящую любовь, однако получил уютное существование, которое порой нужнее всего в жизни человека. Сама женщина была покорной и во всем поддерживала Живаго, прощая все его странности.

Три женщины и три женских образа. По характеру это были разные героини, однако каждая из них подарила Живаго любовь, дала поддержку, став спутницей в определенный период его жизни.

Христианские образы в романе

Для писателя революция была важным событием, ведь он верил, что после обязательно настанет духовное пробуждение народа. Как раз его роман Доктор Живаго и стал неким шагом к этому пробуждению, где писатель прибегает к христианским образам и мотивам.

Работа писателя стала его откровением, где он ставит оценку человеческой жизни, где его волнует тема Бога и веры, тема христианства и ее мотивов. С помощью своего романа Пастернак пытается донести до читателя видение веры и религии, где автор говорит о вечности, о том что смерти нет. Как говорит писатель, воскрешение уже в нашем рождении.

При этом автор ничего не навязывает, лишь делится новым видением жизни и смерти, новым восприятием Христа, а читатель уже сам делает свои выводы и заключения.

Источник: https://sochinyshka.ru/sistema-obrazov-v-romane-doktor-zhivago.html

Образ Юрия Живаго в романе Пастернака «Доктор Живаго»

Главным героем своего романа Пастернак сделал яркого представителя русской интеллигенции Юрия Живаго. Более того, писатель изменил первоначальное название романа «Свеча горела» на «Доктор Живаго».

Имя главного героя Юрий перекликается с главными топонимами романа – Юрятиным и Москвой (ее покровитель – святой Георгий, чье имя на Руси трансформировалось в Юрия), а также имеет ассоциативную связь со словом «юродивый».

Отчество героя образовано от имени «Андрей», имеющего значение «мужественный». Фамилия Юрия вызывает ассоциации с Христом: Пастернак говорил о своих глубочайших детских впечатлениях, вызванных словами молитвы: «Ты есть воистину Христос, сын Бога живаго».

В сочетании с профессией фамилия героя – доктор Живаго – может быть прочитана как «доктор всего живущего».

Юрий Живаго является своеобразным alter ego Пастернака, воплощая его духовную биографию. Сам автор говорил, что соединил в образе главного героя черты Блока, Маяковского, Есенина и самого себя. Он доверяет Юрию выражение своих мыслей, взглядов, сомнений, и самое себя – свои стихи.

Пастернак раскрывает образ Живаго в двух планах: внешний рассказывает историю его жизни, а внутренний план отражает духовную жизнь героя. Главную роль писатель отводит именно духовному опыту, уделяя огромное внимание монологам героя.

Отпрыск богатой семьи, москвич Юрий Живаго – типичный интеллигент. Он интеллигент по профессии (Юрий – талантливый врач-диагност), по творческому самовыражению (обладает незаурядным поэтическим даром) и по духу – по своей удивительно чуткой душевности, стремлению к независимости и неприкаянности.

Обладая сильным умом и хорошей интуицией, Живаго внешне выглядит безвольным человеком. Все видя и воспринимая, он делает то, что от него требует жизнь: соглашается на свадьбу с Тоней, не противится призыву в армию, не возражает против поездки на Урал.

Оказавшись в самой гуще исторических событий, герой колеблется, не зная, чью сторону принять.

Воспитанный в христианских традициях любви и сострадания к ближнему, Живаго сталкивается на фронтах войны и во время плена в партизанском отряде со всеми ужасами кровопролития.

Он выполняет свой долг врача, одинаково заботясь о страдающих людях – будь то раненые партизаны, или доброволец-колчаковец Ранцевич.

Первоначально с энтузиазмом восприняв революцию, как «великолепную хирургию», Юрий понимает вскоре, что «насильственностью ничего не возьмешь». Ему претит «скачок из безмятежной, невинной размеренности в кровь и вопли, повальное безумие и одичание каждодневного и ежечасного, узаконенного и восхваляемого смертоубийства».

Понимая неизбежность хода истории, Живаго с его гуманистическими принципами абсолютно не приемлет «кровавой колошматины и человекоубоины». В условиях, когда «все бытовое опрокинуто и разрушено», остается только одна сила – «голая, до нитки обобранная душевность».

Чувствуя необходимость в духовной свободе, желая сохранить себя как личность, Живаго намеренно отказывается от участия в истории; он конструирует собственное личное пространство во времени, где существует в истинных ценностях любви, свободы духа, мыслей, чувств и творчества.

Юрий проживает отпущенное ему судьбой время так, как хотел бы жить: «О, как сладко существовать! Как сладко жить на свете и любить жизнь!». Эта одухотворенность бытия и внутренняя сила, позволяющая отстаивать свои убеждения, с лихвой покрывают внешнее безволие Живаго.

В атмосфере тотальной обезличенности общества Юрий Живаго остается той личностью, которая, сохраняя доброту и человечность, может постичь всю суть событий и выразить ее на бумаге, в стихах.

Но личность не может жить в условиях несвободы, именно поэтому герой умирает в год «великого перелома», знаменующего окончательную победу несвободы.

Но роман не заканчивается со смертью главного героя, он завершается циклом стихов Живаго, потому что стихи, в отличие от конечной жизни человека, бессмертны.

Решая через образ главного героя сложную проблему судьбы человека в водовороте истории, Пастернак провозглашает идею самоценности личности, воплощая в романе вечные идеалы человечества.

  • «Доктор Живаго», анализ романа Пастернака
  • «Доктор Живаго», краткое содержание романа Пастернака
  • «Доктор Живаго», история создания романа Пастернака
  • «Зимняя ночь»(Мело, мело по всей земле…), анализ стихотворения Пастернака
  • «Июль», анализ стихотворения Пастернака
  • «Гамлет», анализ стихотворения Пастернака
  • «Февраль», анализ стихотворения Пастернака
  • «Снег идет», анализ стихотворения Пастернака
  • «Золотая осень», анализ стихотворения Пастернака
  • «Март», анализ стихотворения Пастернака
  • «Быть знаменитым некрасиво…», анализ стихотворения Пастернака
  • «Сон», анализ стихотворения Пастернака
  • «Сосны», анализ стихотворения Пастернака, сочинение
  • «Иней», анализ стихотворения Пастернака
  • «Любить иных — тяжелый крест…», анализ стихотворения Пастернака
  • По произведению: «Доктор Живаго»
  • По писателю: Пастернак Борис

Источник: https://goldlit.ru/pasternak/428-juri-jivago-obraz

Сочинение: Образ доктора Юрия Живаго в романе Б. Л. Пастернака «Доктор Живаго» | Литрекон

(507 слов) Для многих очевидно, что роман стихотворца Пастернака, удостоенный Нобелевской премии по литературе и журналистике, — величайший феномен литературного процесса XX в.

Будто в знак протеста, роман впитал в себя особенности западного литературного восприятия — восприятия, в первую очередь, эстетического. Нельзя сказать, что это в корне нарушило русскую литературную традицию, предало ее и труды писателей-предшественников.

Пастернаку удалось реализовать в своем произведении все этические амбиции, сумев предоставить им полноправные позиции в их синтезе с западным этическим постулатом.

Несмотря на это, считать, что удачная игра с литературным подходом обеспечит вашему роману мировую известность — удел дилетанта. Так как ведущую роль сыграл, на мой взгляд, выбор главного героя и микроклимата, уготовленного гением Пастернака для него. 

Юрий Андреевич Живаго — образ вселенской душевной панацеи, не находящей применения в мире, который предпочел быть вечно болен. Болен идеями, которые продвигала кучка озлобленных людей, не одобренных здравомыслящими современниками, но нашедших своих поклонников среди до безумия несчастного, нищего народа.

Развитие героя внутри романа весьма противоречиво. С одной стороны, читатель наблюдает, как Живаго становится умнее, опытнее, успевает побывать за недолгую жизнь в множестве амплуа: отчаянный романтик, отчаявшийся сухарь, любимый муж, любящий любовник.

И, кажется, нет никаких предпосылок для того, чтобы герой усугублял собственное горе, будто бы стараясь страдать соразмерно с идущим в бездну миром. Но с другой, гораздо более обширной и сложной стороны, Живаго безнадежно деградирует.

Его изначально невинная и крайне полезная страсть к познанию мира переросла во всемогущий интерес к тем вещам, которые изначально находились впотьмах его чистого юношеского сознания. В разум уже не мальчика, да и далеко не мужа пришла пошлость, но осталась тяга к счастью — явлению простому, ничем не отягченному.

 Счастье стало явлением недоступным не только для Живаго и его окружения: табу на искреннюю улыбку история одинаково диктовала каждому русскому, оказавшемуся на перепутье красного и белого, выбор между которыми был так неочевиден.

В русском мире, окончательно уставшем от ярма рабства и мягкотелости Николая II, исчезли “плохие” и “хорошие” и появились новые категории “наши” и “ ваши”, причисление себя к которым было делом добровольно-принудительным. 

Так и наш герой, как подобает образу, вобравшему, словно целительная губка, всю боль и ненависть пребывающего в бешеном пубертате народа, потерялся в кутерьме красок, которая своей пестротой вызвала у него невыносимую тошноту, принятую им за средство поиска истины, которым, несмотря не бедственное положение свое, герой, так не кстати для себя, не пренебрег. 

Доктор Живаго останется в русской литературе, как персонаж, в наибольшей степени заслуживающий жалости. А жаль его за то, что читатель его ненавидит в той же мере, что и понимает.

Я ненавижу Живаго за то, что он предает Тоню, находя свое счастье с Ларой, но я понимаю, что эти решения — лишь конвульсии обезображенной войной и партизанским пленом души, которая судорожно собирает песчинки счастья, чтобы не остыть к единственному чувству, способному её спасти — любви. Я ненавижу Живаго за его Московский творческий кризис и мужское бесстыдство, но понимаю, что это уже не тот Живаго, влюбляющий в себя в начале романа, это живой труп, которому никто не в состоянии помочь: ни он сам, ни новый Живаго, которого попросту нет. И, очевидно считает Пастернак, никогда не будет. Россия потеряла этого человека. В себе. В своей главе. В своей утробе. 

Иван Лейтман

Источник: https://litrekon.ru/sochineniya/po-literature/obraz-doktora-yuriya-zhivago-v-romane-b-l-pasternaka-doktor-zhivago/

Сочинение на тему: Человек и история в романе “Доктор Живаго”

Роман “Доктор Живаго” был начат Б. Пастернаком в конце 1945 года и закончен в 1955 году. Поэт писал: “Эта вещь будет выражением моих взгядов на искусство, на Евангелие, на жизнь человека в истории и на многое другое”.

Роман не был опубли­кован в своей стране, писателя обвинили в искаженном изобра­жении интеллигенции и ее отношения к революции. В 1957 году, когда “Доктора Живаго” издали в Италии, Пастернак подвергся гонениям, был исключен из Союза советских писателей.

Но ро­ман был переведен на многие языки, и в 1958 году Пастернак был удостоен

Нобелевской премии “за выдающиеся достиже­ния в современной лирической поэзии и на традиционном по­прище великой русской литературы”.

“Доктор Живаго” – духовная биография человека, оказавше­гося на разломе времен. Хотя в романе отражены важнейшие периоды в истории страны, он построен не по законам эпичес­кого произведения. Это проза поэта, потому действительность преломляется через субъективное восприятие героя, который тоже обладает поэтическим даром. Основное в романе – не ис­тория событий жизни, а история духа.

Юрий Живаго пытается уловить смысл событий, их место в том истинно

великом, что называется Жизнью. В восприятии про­исходящего у Живаго много сомнений и колебаний, он не прояв­ляет внешней активности, не может повлиять на ход событий, что позволяет жене Тоне считать его безвольным, слабым человеком.

Но путаница в понимании силы-слабости Живаго происходит из – за разницы систем мировоззрений. XX век создал тип сильного героя как активно действующей личности. Б. Пастернак же исходит из религиозно-философского понимания силы как нравственно­го, духовного чувства.

С этой точки зрения Христос – воплощение нового нравственного идеала, поворота в Истории, когда “чело­век умирает в разгаре работ, посвященных преодолению смерти”. Сохранить бессмертие – значит, сохранить верность Христу, по словам Веденяпина, дяди Юрия Живаго.

Верный гуманистическим заповедям герой сохраняет верность своим идеалам, свое бессмертие обретает в стихах.

Фамилия главного героя – Живаго – это форма родительного падежа в древнерусском языке, употребляемая в молитвах: “Ты есть воистину Христос, Сын Бога живаго”. Фамилия вводит действие романа в круг христианских понятий и смыслов.

В этом плане Юрий Живаго обладает силой духа, позволяющей не поддаваться соблазну простых однозначных решений, принимать мир во всей его сложности и многообразии, отрицая то, что несет духовную смерть.

Ему дорога свобода, он не принимает никакого насилия: “Если бы дремлющего в человеке зверя мож­но было остановить угрозою, все равно, каталажки или загроб­ного воздаяния, высшей эмблемой человечества был бы цирко­вой укротитель с хлыстом, а не жертвующий собой проповед­ник. Но в том-то и дело, что человека поднимала не палка, а музыка: неотразимость безоружной истины”.

Историю Живаго ощущает как данность. Октябрьскую рево­люцию он, как и многие интеллигенты, воспринял восторжен­но.

Если учесть, что по профессии Юрий Живаго – врач, хи­рург, то высшей степенью восхищения звучат слова: “Какая ве­ликолепная хирургия! Взять и разом артистически вырезать ста­рые вонючие язвы! Это небывалое, это чудо истории, это от­кровение ахнуто в самую гущу продолжающейся обыденщины, без внимания к ее ходу”. Приняв революцию по-блоковски, Живаго затем пытается понять ее гуманистический смысл. Он видит, что царит жестокость, из жизни уходят сострадание, доброта. Ему одинаково чужды и красные, и белые, но как врач он обязан спасать и тех, и других. Стараясь не участвовать в пе­ределке мира, Живаго тем не менее не является посторонним наблюдателем. Его позицию можно было бы сравнить с позици­ей М. Волошина, писавшего:

А я один стою меж них В ревущем пламени и дыме.

И всеми силами своими Молюсь за тех, и за других.

Живаго не бесстрастен. Он чутко отзывается на “гул чужих су­ществований”.

Он пытается помогать и раненному в бою мальчику-юнкеру, и крестьянскому парню-красногвардейцу, видя в них прежде всего людей (символом их природной общности являются найденные у обоих ладанки с зашитыми в них 90-м Псалмом, оберегающим воина от смерти). Он понимает гражданскую войну как трагедию, в которой смерть равняет всех. В этом его воспри­ятие близко выраженному в стихах М. Цветаевой:

  • Белый был – красным стал:
  • Кровь обагрила.
  • Красным был – белым стал:
  • Смерть побелила.
  • И справа, и слева,
  • И сзади, и прямо,
  • И красный, и белый:
  • – Мама!

Юрию Живаго как истинно интеллигентному человеку про­тивна всякая стадность, всякие группки и объединения. “Всякая стадность – прибежище неодаренности, все равно верность ли это Соловьеву, или Канту, или Марксу”. Он – личность само­ценная и признает над собой только власть нравственных поня­тий, абсолютного духовного начала.

Высшими ценностями для Юрия Живаго являются любовь, природа, поэзия – то, что составляет основу внутреннего мира героя, позволяет ему сохранить внутреннюю свободу в самых сложных перипетиях времени. Любовь героев необходима и есте­ственна, как жизнь, как природа.

Юрий Живаго и Лара потому любят, что одинаково близки в понимании жизни и природы.

“Они любили друг друга потому, что так хотели все кругом: земля под ними, небо над их головами, облака и деревья Нико­гда, никогда, даже в минуты самого царственного, беспамятно­го счастья не покидало их самое высокое и захватывающее: на­слаждение общей лепкою мира, чувство отнесенности их самих ко всей картине, ощущение отношения к красоте всего зрели­ща, ко всей вселенной”. Природа в концепции романа – вопло­щение жизни, всеобъемлющее ее начало.

В романе мотивы жизни и смерти образуют силовое поле, в котором проявляются все действующие лица произведения. Об­раз Юрия Живаго, несущего живое духовное начало, соотно­сится с образом Павла Стрельникова, или, как прозвали его в народе, Расстрельникова, счет убитых которым велся не на еди­ницы, а на сотни.

Если природа олицетворяет жизнь, то мета­форой смерти является железная дорога. С ней связана смерть отца Юрия Живаго, выбросившегося из вагона идущего поезда. Смерть сеет бронированный вагон, в котором решает судьбы людей Стрельников.

Читайте также:  Сочинение что помогает людям преодолевать конфликты?

Возле железной дороги в будке стрелочни­цы живет дочь Живаго и Лары Таня Ларина – жалкое косноя­зычное существо, образ которой воплощает смерть пушкинской Татьяны Лариной. В переполненном трамвае (городской аналог железной дороги) умирает от недостатка воздуха Юрий Живаго.

Символично, что герой умирает в 1929 году, трагическом году начала “великого перелома” – коллективизации, удушения свобо­ды слова, ознаменованное кампанией против писателя Б. Пильня­ка. В 1921 году А. Блок в своей последней речи, посвященной Пушкину, сказал, что Пушкина “убила вовсе не пуля Дантеса. Его убило отсутствие воздуха.

Поэт умирает, потому что дышать ему уже нечем”. Б. Пастернак реализует блоковскую метафору, показывая смерть своего поэта: “Доктор почувствовал приступ обессиливающей дурноты. Не было воздуха. Пробравшись сквозь толпу, он рухнул на камни”.

Последнюю часть романа составляют “Стихотворения Юрия Живаго”. Б. Пастернак наделил доктора Живаго поэтическим даром не случайно, этим он подчеркивал духовное родство со своим героем. Стихи – это поэтический конспект всех основных идей и мотивов романа.

Первое стихотворение “Гамлет” раскры­вает смысл образа Юрия Живаго: Гамлет выходит на подмостки жизни, чтобы творить волю Господа, его “замысел упрямый”. Слова молитвы Гамлета “Если только можно, Авва Отче, Чашу эту мимо пронеси”, произнесенные Христом в Гефсиманском саду, соединяют первое и последнее – “Гефсиманский сад” – стихотворения.

Как приносил себя в жертву Христос, так и Юрий Живаго проходит свою жизнь, свой крестный ход как жертва времени.

  1. Два образа – метели и свечи проходят лейтмотивом через роман, соединяясь в стихах “Зимняя ночь”:
  2. Мело, мело по всей земле,
  3. Во все пределы.
  4. Свеча горела на столе,
  5. Свеча горела.
  6. В метелях Истории свет свечи притягивает блуждающую душу, позволяет противостоять одиночеству, соединяет Любовью.

Глоссарий:

  • – человек история и природа в романе доктор живаго
  • – сочинение на тему доктор живаго
  • – человек и история в романе доктор живаго
  • – сочинение на тему человек и история
  • – сочинение человек и история

Источник: https://ege-essay.ru/sochinenie-na-temu-chelovek-i-istoriya-v-romane-doktor-zhivago/

Система образов романа «Доктор Живаго» Б. Л. Пастернака

В соответствии с идейно-тематическим со­держанием строится система образов романа, в центре которой ока­зывается главный герой — Юрий Андреевич Живаго. Часто его на­зывают alter ego автора, сравнивают с лирическим героем стихотворений. С другой стороны, в нем видят продолжение того типа героя русской литературы XIX века, которого принято назы­вать «лишним человеком».

Обе эти позиции имеют свои обоснова­ния. Сам Пастернак, по воспоминаниям его близкой знакомой Оль­ги Ивинской, говорил, что в образе Юрия Андреевича он соединил черты личности Блока, Есенина, Маяковского и самого себя.

Пока­зателен и тот факт, что он доверяет герою не только выражение своих взглядов, мыслей, раздумий по самым важным проблемам, но даже «отдает» ему подлинные шедевры своей лирики. Но все же Живаго — это романный герой, в котором автор воплотил черты определенной личности той эпохи. Это типичный интеллигент, че­ловек умный, образованный, наделенный чуткой душой и творче­ским даром.

Оказавшись в водовороте исторических событий, он как будто «стоит над схваткой», не может полностью примкнуть ни к какому стану — ни к белым, ни к красным. Живаго хочет крик­нуть и белому, гимназисту, еще почти мальчику, и красным, боль­шевикам, «что спасение не в верности формам, а освобождении от них».

Поразительна по силе сцена боя партизанского отряда, в ко­тором вопреки своей воле оказался Юрий Андреевич. Он находит зашитые в одежде тексты 90 Псалма и у убитого партизана, и у воевавшего против партизан гимназиста. Они стреляли друг в дру­га, но взывали к помощи и защите у единого Спасителя.

Позже Живаго обнаруживает, что сохранять свою обособленность, отделенность от «стадности» становится все труднее. «Что же мешает мне служить, лечить и писать?» — думает он и приходит к порази­тельному выводу: «…не лишения и скитания, не неустойчивость и частые перемены, а господствующий в наши дни дух трескучей фра­зы».

Порой кажется, что он действительно «лишний», безвольный человек, не сумевший найти свое место в новой жизни, в отличие от друзей юности Дудорова и Гордона. Все, что он делает, подчеркнуто буднично, прозаично, а его колебания, сомнения, нерешительность порой раздражают.

Но это лишь внешний срез, за которым просмат­ривается то, что и делает Живаго героем романа: в условиях всеоб­щей обезличенности он остается личностью, среди крайней жестоко­сти, которую несет за собой революция и гражданская война, он сохраняет доброту и человечность. Он способен и сочувствовать на­родным бедам, и осознавать неизбежность происходящего.

В общей историко-философской концепции Пастернака именно такой чело­век способен постигать суть событий, а будучи творческой личностью, может выразить ее в своих стихах, помогая разобраться в окружаю­щем мире другим. Сам он при этом становится жертвой времени — недаром он умирает в 1929 году, который называют годом «великого перелома». Однажды А.

Блок сказал, что Пушкина «убило отсутствие воздуха», и Пастернак буквально реализует эту метафору. В той ат­мосфере полной несвободы, торжества посредственности, разрыва культурных и духовных связей личность, подобная Юрию Живаго, не может жить. Но и многие годы спустя его друзья помнят о нем.

Склонившись над потрепанной тетрадью стихов Живаго, они вдруг ощущают «счастливое умиление и спокойствие», «свободу души», ко­торая так и не наступила даже после Великой Отечественной войны, хотя все ее ожидали, но которую пронес через свою жизнь давно умерший Юрий Живаго и сумел передать в своих стихах.

Эти фи­нальные строки — утверждение незаурядности героя романа, плодо­творности его существования и неистребимости и бессмертия вели­кой культуры, вечных истин и нравственных ценностей, которые составляли основу его личности.

Антиподом Живаго в романе является Антипов-Стрельников. Он воплощение типа «железных борцов» революции. С одной стороны, ему присуща огромная сила воли, активность, готовность к самопо­жертвованию во имя великой идеи, аскетизм, чистота помыслов. С

другой стороны, для него характерна неоправданная жестокость, прямолинейность, способность диктовать всем то, что воспринима­ется им как «революционная необходимость», и силой «загонять» в новую жизнь даже тех, кто вовсе не стремится в нее вписаться. Судьба его оказывается трагична.

Павел Антипов, превратившись из робкого, романтического молодого человека, влюбленного в Лару и исповедующего гуманистические идеи свободы, равенства и брат­ства, в жестокого борца, карателя Стрельникова, оказывается жертвой ложной, мертвящей революционной идеи, противореча­щей, по мнению автора, естественному ходу истории и самой жиз­ни. Хорошо понимающая внутреннюю мотивацию поступков своего мужа Лара отмечает: «С каким-то юношеским, ложно направлен­ным самолюбием он разобиделся на что-то такое в жизни, на что не обижаются. Он стал дуться на ход событий, на историю. … Он ведь по сей день сводит с ней счеты. … Он идет к верной гибели из-за этой глупой амбиции».

В результате Антипов во имя борьбы за революцию отказывает­ся от жены и дочери, от всего, что в его представлении мешает «де­лу жизни». Он даже берет другое имя — Стрельников — и стано­вится воплощением жестокой силы революции.

Но оказывается, что на самом деле он безволен и бессилен в своем стремлении управ­лять ходом истории. «Переделка жизни! — восклицает Юрий Жи­ваго. — Так могут рассуждать люди, … ни разу не узнавшие жизни, не почувствовавшие ее духа, ее души.

…А материалом, веществом, жизнь никогда не бывает. Она … сама вечно переделывает и пре­творяет, она сама куда выше наших с вами тупоумных теорий». В итоге Антипов-Стрельников приходит к полной безысходности и кончает жизнь самоубийством.

Так автор показывает, что фана­тичное служение революции может привести только к смерти и по сути своей противостоит жизни.

Воплощением жизни, любви, России выступает в романе Лара — возлюбленная Живаго. Она между двумя героями-антиподами — Живаго и Антиповым-Стрельниковым. О прототипе Лары Пастер­нак писал в письме Р. Швейцер в 1958 году, отмечая, что Ольга Всеволодовна Ивинская «и есть Лара моего произведения», «олице­творение жизнерадостности и самопожертвования».

В интервью английскому журналисту 1959 года писатель утверждал: «В моей молодости не было одной, единственной Лары… Но Лара моей ста­рости вписана в мое сердце ее (Ивинской) кровью и ее тюрьмой». Как и в судьбе автора, так и в судьбе героя существуют две люби­мые, необходимые ему, определяющие его жизнь женщины. Его жена Тоня — это олицетворение незыблемых основ: дома, семьи.

Лара — это воплощение стихии любви, жизни, творчества. Этот об­раз продолжает традицию лучших героинь русской классической литературы (Татьяна Ларина, Наташа Ростова, Ольга Ильинская, «тургеневские девушки» и т.д.). Но судьба ее также оказывается не­разрывно связана с судьбой России. Д.С. Лихачев утверждает, что в романе Лара — символ России и самой жизни.

В то же время — это вполне конкретный образ, со своей судьбой, которая составляет од­ну из основных сюжетных линий. Показательно, что она — сестра милосердия, которая помогает раненым во время первой мировой войны. В ней органично сочетается стихийное, природное начало и тонкое чувство культуры, ей посвящены лучшие стихи Живаго.

Любовь ее к Юрию Андреевичу выстрадана и обретена через тяж­кие испытания грехом, унизительной связью с Комаровским, влия­тельным адвокатом, воплощающим полную беспринципность, ци­низм, грязь и пошлость буржуазного общества. Лара идет без любви на брак с Антиповым, чтобы освободиться от Комаровского.

С Юрием ее изначально связывает любовь, которая и есть воплоще­ние радости жизни, ее олицетворение. Их соединяет чувство свобо­ды, являющееся залогом бессмертия.

Хотя их любовь с точки зре­ния общепринятых норм запретна (Живаго женат на Тоне, а Лара замужем за Антиповым, хотя отношения с Живаго развиваются в тот момент, когда Лара считает мужа погибшим), она для героев оказывается освящена всем мирозданием.

Вот, например, как Лара у гроба Живаго говорит об их любви: «Они любили друг друга не из неизбежности, не «опаленные страстью», как это ложно изобража­ют. Они любили друг друга потому, что так хотели все кругом: зем­ля под ними, небо над их головами, облака и деревья».

В финале случайно попавшая на похороны Юрия Живаго Лара оплакивает его, но эта сцена потрясает не только глубиной чувства, выражае­мого в народно-поэтических традициях, но и тем, что героиня об­ращается к умершему как к живому («Вот и снова мы вместе, Юрочка. … Какой ужас, подумай! … Подумай!»). Оказывается, что любовь это и есть жизнь, она сильнее смерти, важнее «перестройки земного шара», которая в сравнении с «загадкой жизни, загадкой смерти», человеческим гением всего лишь «мелкие мировые дряз­ги». Так еще раз в финале подчеркивается главный идейно­образный стержень романа: противопоставление живого и мертвого и утверждение победы жизни над смертью.

Художественные особенности и жанрово-композиционное своеобразие романа с момента его первой публикации и до сего времени являются предметом жарких дискуссий и споров. После публикации романа в 1988 г. в «Новом мире» на страницах «Лите­ратурной газеты» развернулась оживленная полемика, одним из ключевых вопросов которой стало определение жанровой природы этого произведения.

Утверждалось, что в данном случае «опреде­лить жанр — значит найти ключ к роману, его законы». Было вы­сказано несколько точек зрения, которые продолжают обсуждать­ся и в настоящее время: «это не роман, а род автобиографии», «роман — лирическое стихотворение» (Д.С. Лихачев); «роман-житие» (Г. Гачев); «не только поэтический и политический, но и философский роман» (А.

Гулыга); «символический роман (в широ­ком, пастернаковском смысле)», «роман-миф» (С. Пискунова, В. Пискунов); «модернистское, остросубъективное произведение», лишь внешне сохраняющее «структуру традиционного реалистиче­ского романа» (Вяч. Воздвиженский); «поэтический романа», «мета­форическая автобиография» (А.

Вознесенский); «роман-симфония», «роман-проповедь», «роман-притча» (Р. Гуль).

Композиционная структура произведения также служит пред­метом оживленных дискуссий. Многие критики считают роман слишком «сделанным», схематичным, конструктивные узлы явно выпирающими.

Другие, не отрицая этого, видят в подобном по­строении особый художественный прием, позволяющий автору до­нести главную идею романа о сопряженности всего сущего в мире не только через слова, образы, описания и диалоги, но и с помощью самой композиции произведения.

Такой прием часто используется в поэзии, особенно модернистской поэзии XX века, и чем-то сродни музыкальным формам. Это касается и сквозных образно-тематических мотивов (указанный выше образ метели, вьюги, мотив па­мяти и др.), сюжетно-образных параллелей природного и человече­ского мира, истории и вечности и т.д.

Так в сцене на поле сражения первой мировой войны сталкиваются пять действующих лиц: «Скончавшийся изуродованный был рядовой запаса Гимазетдин, кричавший в лесу офицер — его сын, подпоручик Галиуллин, сест­ра была Лара, Гордон и Живаго — свидетели, все они были вместе, все были рядом, и одни не узнали друг друга, другие не знали ни­когда, и одно осталось навсегда неустановленным, другое стало ждать обнаружения до следующего случая, до новой встречи». «Ждут обнаружения» и непреднамеренные, но оказавшиеся судьбо­носными встречи главных героев в Москве. Именно в той комнате, в которой горящая свеча так поразила Юрия, сам того не зная, он поселяется в последние дни своей жизни, и туда случайно заходит Материал с сайта //iEssay.ru

Лара, обнаруживая гроб с телом своего возлюбленного, которого дав­но уже потеряла на жизненных перепутьях.

В эпилоге романа — по­следний композиционный узел: летом 1943 года на фронтах Вели­кой Отечественной войны встречаются Гордон и Дудоров, вспоминающие Юрия Живаго, и случайно обнаруживают бельев­щицу Таню Безочередеву, воспитанную в детдоме, которая оказы­вается дочкой покойного Юрия Андреевича и которую случайно ра­зыскал чуть раньше его брат генерал-майор Живаго.

Критик Н. Иванова утверждает, что композиция романа, постро­енного по музыкально-симфоническому принципу, основана на стрежневом лейтмотиве железной дороги, который разветвляется на множество отдельных мотивов, линий, подтем.

Так вблизи же­лезной дороги завязывается первый «узел»: эпизод самоубийства отца Юрия, вокруг которого группируются сразу несколько персо­нажей, в большей или меньшей степени участвующие в последую­щем действии (Комаровский, Миша Гордон, будущий революцио­нер Тиверзин; издали видят остановившийся поезд, не зная еще о страшном событии, его вызвавшем, сам Юра Живаго, его дядя Ни­колай Николаевич Веденяпин, приехавшие в гости в Дуплянку, где в то время находился и Ника Дудоров). В бронированном вагоне происходит важнейшая для дальнейшего сюжета встреча Юрия Андреевича и Стрельникова. Около железной дороги находится будка, в которой живет бывшая прислуга Лары Марфа. Именно у нее оказалась дочь Живаго и Лары Таня, которая рассказывает много лет спустя Дудорову и Гордону страшную историю убийства сына Марфы Петеньки. Показательно, что и смерть Юрия Живаго происходит у рельсов — на трамвайной остановке. Так через мета­образ железной дороги, воплощающей неумолимость времени и мертвящую силу, реализуется основная идейно-композиционная Ось романа: противопоставление живого и мертвого.

Подобное построение произведения производит впечатление не­которой театральности, но понятой не прямолинейно, а как вопло­щение Вселенской драмы бытия.

Отсюда и такие художественные особенности романа, как пестрота языковых форм, включающих всю богатейшую палитру: от библейской и философской лексики, литературно-поэтической традиции до разговорных просторечных форм, языка улицы, деревенского говора. «Одна из художественных сил … романа — сила деталей, — указывает Р.Б. Гуль.

— На них, на этой образности, на этом русском слове стоит весь роман». Как отмечают другие критики, театральность романа соотносима и с широким использованием в нем развернутых сравнений, метафор, олицетворений. По словам самого Пастернака, метафора — «это ес­тественное следствие недолговечности человека и надолго заду­манной огромности его задач, его духа».

Вот почему излюбленный поэтический прием писателя так органично входит в его роман и позволяет на стилистическом уровне реализовать его главную идею: свести воедино разрозненные полюсы бытия и преодолеть силы разрушения, победить смерть и обрести бессмертие.

На этой странице материал по темам:

  • сравнительная характеристика живаго и антипова
  • Образы друзей Юрия жеваки: Миша Гордон , ника дудоров,Паша антипов
  • Художественные образы в Доктор Жеваго
  • доктор живаго система образов
  • живаго и антипов

Источник: http://iessay.ru/ru/writers/native/p/pasternak/stati/doktor-zhivago/sistema-obrazov-romana-doktor-zhivago-b.-l.-pasternaka

Ссылка на основную публикацию