Сочинение образ левинсона (разгром, фадеев)

Меню статьи:

Александра Фадеева знают как советского писателя, более того – лауреата Сталинской премии.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Собственно, Фадеев, «Разгром» и картины военной жизни, социально-психологический жанр в литературе интересует нас в этой статье.

Когда родился этот текст – ведь у всех начинаний есть день рождения? Это 1926 год. В основу произведения писатель положил элементы своего рассказа-этюда под названием «Метелица».

Вдохновившись начатой темой, Фадеев вскоре сделал из этого малого жанра настоящую эпопею. В «Разгроме» (как видно из самого названия произведения) писатель рассказывает о жизни в военное время.

В центре повествования – партизанский отряд, Гражданская война. Фадеев описывает сложные годы с начала 1917-го и до 1923-го года, до окончательного торжества «красных» над «белыми». Место разворачивания событий – Уссурийский край.

Фадеев – классик советской литературы, настоящий мастер соцреализма.

Общая характеристика «Разгрома»

Фадеевский роман называют социально-психологическим. И правда, автор сосредотачивается на изображении народа, людей в то время, когда в России развернулась гражданская война. По сюжету и по композиции произведения видно, что писателю важно продемонстрировать появление ростков советской идеологии, нового типа сознания.

Эти психологические (по сути) процессы Фадеев показывает, беря за основу партизанский отряд. Участники отряда – юные бойцы. Писатель старается пробраться в самую душу, в самое сердце этих воинов. И именно так, по мнению Фадеева, следует изображать революционные события. Чтобы развить и доказать свои идеи, автор обращается к двум разным принципам повествования:

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Сочинение на тему кем я хочу стать в будущем

Оценим за полчаса!
  • эпопея (в которой в центре действия – народ);
  • роман (где действует прежде всего отдельный герой).

За счет такого приема, автор продемонстрировал разные пласты человеческого сознания, переплел описание крупных, масштабных событий с изображением индивидуальных характеров.

Эпопея: детали и нюансы

Вначале, скажем пару слов об эпопейной части произведения. Здесь писатель сосредоточивает внимание на описании разгрома отряда партизан. Этим отрядом командовал Левинсон.

Читатели застают героев этого текста во время передышки. Партизанская война ненадолго затихла. Автор описывает события, происходящие на территории Дальнего Востока.

Место действия – село около Свиягинского боевого участка.

Завязка – это получение документов из штаба партизан. В этих документах содержатся указания для отряда Левинсона. Бойцам следует сохранять малые, однако крепкие, сплоченные отряды, укрепления.

Далее автор переходит к развитию сюжета. Развитие начинается, когда Фадеев обращается к описанию действий отряда партизан. Бойцы стараются уйти от преследования японцами и представителями армии генерала Колчака. Однако отступление, кажется, не предвещает ничего хорошего: враги постепенно окружают партизан.

Кульминация – это сцена ночного боя на болотах. Описывая это сражение, Фадеев показывает истинную силу духа и выносливость бойцов-партизан. После кульминации следует развязка. Кое-кто из отряда выжил.

Выжившие бойцы вырвались из болот, но попали в беду: наткнулись на засаду. Практически весь отряд, а точнее его уцелевшие части, расстреливают колчаковцы. Но все же девятнадцати воинам удалось выжить.

Герои идут в направлении Тудо-Вакской долины.

Роман: сражение индивидуальных характеров

Но прежде всего это произведение в литературной критике называют романом характеров. События – на втором месте. Автор сосредоточен на «диалектике души» центральных персонажей. Поэтому внешние события писатель использует лишь для того, чтобы лучше раскрыть духовный мир героев.

Половина произведения посвящена историям жизни героев. Автор уделяет много внимания портретам персонажей, поведению, мыслям, мечтам и разочарованиям действующих лиц. Левинсон с подчиненным ему отрядом идет к своему концу.

События становятся хуже и хуже, но такие же изменения происходят и в характерах героев. Морозка крадет дыни, и это вызывает моральные страдания этого персонажа, «воспаление» совести.

Но к этим волнениям также добавляется ревность, вражда с товарищем, конфликт с девушкой, а также смерть лошади.

Развитие характера Вари тоже сопровождается душевными страданиями. Девушка ссорится с супругом, чувствует безнадежную любовь к другому герою, а также ощущает нечто новое в отношении Морозки.

До реального столкновения с партизанскими отрядами у Мечика в воображении господствовали «розовые мечты».

Однако действительность открыла герою другую сторону партизан: ссоры, вражда, столкновения и, наконец, разочарование в партизанах, отчужденность от них.

Обрисовав нюансы личностей героев, писатель описывает битву на болотах. Это не просто эпизод, это ключевой символ испытаний, которые переживают герои. Но даже изображая моменты боя, Фадеев сосредоточен на характерах, поведении действующих лиц, а не на событиях.

Особенности романного сюжета

Романным сюжетом критики называют раскрытие сюжетных линий для всех ключевых героев произведения. Писатель выстраивает этот сюжет таким образом, что главные действия персонажей совпадают с трагическим финалом текста – в целом. Развязка наступает в главе под названием «Девятнадцать».

Особенное внимание автор уделяет душевным переживаниям Морозки. Период – несколько месяцев до окончательного разгрома. Ключевой вывод героя – это полное переосмысление прежних ценностей. Морозка осознает значимость собственной жизни, значение своей личности в истории.

Герой способен совершать подвиги ради товарищей, даже если этот поступок заберет его собственную жизнь.

Далее автор обращается к Мечику. Этот герой противоположен Морозке. Мечик отчужден от товарищей, неспособен бороться. Для героя характерен эгоизм. Эти качества привели к «кульминационному» предательству в обстоятельствах, где Морозко героически проявил способность к самопожертвованию.

Варя в финале произведения истерически рыдает. Это – кульминация, которая характеризует образ медсестры партизанского отряда. Варя – одна из тех партизан, которые остались живы. Плач героини литературные критики интерпретируют не всегда одинаково. С одной стороны, Варя оплакивает умерших друзей, близких людей.

Погибших девушка знала еще по работе в шахтах.

Сочинение Образ Левинсона (Разгром, Фадеев)

Варя жалеет Морозку. После ссоры девушка заметила в этом юноше, своем муже, нежные порывы. Лишь вчера молодые люди помирились. Кроме того, Варя жалеет саму себя: героиня мечтала о счастье, простом, общем для всех людей. Но теперь этим мечтам пришел конец.

Композиционно-стилистические нюансы произведения

Итог – это кульминация, связанная с отчаянием и слезами Левинсона. Да, изначально этот герой казался скрытным, это был «человек особой породы». Герой осознает: за последний день он потерял почти всех своих людей. В живых остался лишь сам командир – Левинсон – и еще восемнадцать человек.

Композиционная структура фадеевского произведения имеет свою специфику. Часть-эпопея отличается неторопливостью манеры изложения событий. Фактически, весь текст является развитием действий, а итоги подводятся в кульминации и нескольких заключительных фрагментах.

Социально-психологический жанр в представлении Фадеева

Писатель сосредоточен на раскрытии характеров персонажей. Качества, на которых концентрируется автор, связаны не только с внутренним миром героев, но и с общественной значимостью людей. Фон – революционная борьба и влияние на людей идеологии. Фадеев – мастер композиции, в котором сюжет эпического характера переплетается с изображением характеров персонажей.

Предыстория Морозки приводится писателем так: автор изображает ординарца, который везет известие от Левинсона к отряду Шалдыбы. Итак, Морозко везет пакет – это некая пауза в событиях. Фадеев использует этот краткий перерыв, чтобы немного рассказать о предыстории этого персонажа. Действия замедляются.

Читатель в этом эпизоде узнает достаточно много подробностей о Морозке, а также о Мечике, Вере, Левинсоне, Бакланове, Дубове и Метелице. Детализированность позволила автору добиться убедительности и яркости в представлении характеров героев.

Главы как автономные миры

Еще одна деталь – использование писателем прямого порядка изложения событий. Акцент делается на последовательной причинно-следственной связи. Этот логике подчиняются все действия в произведении.

Главы – это в разной мере самостоятельные рассказы, которые раскрывают сущность отдельных персонажей или же эпизодов. Главы выглядят законченными и автономными.

Это связано с тем моментом, что изначально журналы публиковали отдельные части произведения.

Сочинение Образ Левинсона (Разгром, Фадеев)

Между тем, разрозненные части романа читатель воспринимает как элементы целостной вселенной. Фадеевское произведение пронизывают многочисленные смысловые нити. Автор обращается к повторам, параллелям, сквозным образам, главным идеям, перетекающим из одной главы в другую.

Главные герои

Использованная автором композиционная структура акцентирует внимание на значимости центральных действующих лиц. Сперва посмотрим на главных фигур романа.

Образ Левинсона

Левинсон изображен командиром партизан. Фадеев описывает этого героя как «маленького», «неказистого» внешне человека. Кажется, что Левинсон – с головы до ног – состоит из надетой на голову шапки, рыжих волос и бороды. На верхней части ног – ичики. По происхождению Левинсон был сыном дельца, торговавшего старой мебелью.

Образ Мечика

Имя этого героя – Павел. Писатель изображает Павла молодым юношей. Мечик присоединился к партизанам, потому что мечтал о войне, о славе, о боевых подвигах. Однако в реальности, столкнувшись с практикой войны, Павел дал слабину. Герой бросает товарищей в беде и бежит в сторону города. Мечик любит Варю. Девушка отвечает герою взаимностью.

Образ Морозка

Ивана Морозова писатель представляет исключительно положительно. Морозко служил ординарцем. Герой ведет происхождение из семьи шахтеров. В финале произведения Морозка убивают казаки. Юноша героически жертвует собой, спасая товарищей. Среди героев второго плана следует назвать следующих:

  • во-первых, это Варя: писатель вырисовывает образ молодой медсестры, работающей в лазарете; эта лечебница для солдат оборудована в лесу; Варя – супруга Ивана Морозова, однако девушка влюбилась в Павла;
  • во-вторых, это образ Сташинского – доктора, тоже работающего в лазарете;
  • в-третьих, образ Баклана – помощника командира партизанского отряда;
  • в-четвертых, это фигуры Дубова, Метелицы, Кубрака – взводных Левинсоновского отряда, а также образы Чижа, Пика и Ефимки – партизан этого же командира.

Каждая глава носит называется или именем героя, или же характеризует определенный эпизод. Конечно, автор явно симпатизирует Морозке, ставя этого героя в центр произведения.

Иван – образец духовного богатства и преображения. Читатель узнает о Морозке все детали: рождение, жизнь в шахтерской семье, служба с партизанами и, наконец, героическая кончина. Развитие характера Мечика, а также командира партизан – это предмет отдельных фрагментов текста.

Подводим итоги

«Разгром» строится очень эффективно – в литературном плане. Фадеев показывает себя профессионалом в построении динамичного сюжета. Здесь отсутствуют лишние отступления или паузы, а также ненужные вставные эпизоды.

Конечно, Фадеев придает своему тексту некий вид хроники, потому что использует хронологический, линейный подход к описанию событий. Однако такая хроника – не самоцель автора. На самом деле, эта историчность содержится буквально в нескольких эпизодах.

Все остальные части произведения посвящены отдельным героям.

Сочинение Образ Левинсона (Разгром, Фадеев)

Изображенные персонажи – разнохарактерные. Однако при этом писателю удалось мастерски передать целостность, сплоченность партизан. В романе четко выделяются антагонисты и протагонисты, в принципе герои лишены амбивалентности.

Даже если в начале романа и кажется, что персонажей нельзя оценить однозначно, кульминация и финал произведения расставляют все на свои места.

Главная идея Фадеева, пожалуй, такова: именно в революционной борьбе человек из обычного существа возрастает до уровня героя.

Источник: https://r-book.club/shkolnoe/sochinenija/razgrom.html

Образ Левинсона в романе "Разгром" А.А. Фадеева

Левинсон Иосиф Абрамович — центральный персонаж романа А.А. Фадеева «Разгром», командир одного из партизанских отрядов на Дальнем Востоке, «маленький, неказистый на вид — весь состоял из шапки, рыжей бороды, да ичигов выше колен». У Левинсона борода «длинным клином», он похож на «гнома, каких рисуют в детских сказках».

У Левинсона «нездешние» глаза с длинными ресницами, «глубокие и большие», как озера, «голубые, как омуты».

«Ловкие» глаза Левинсона «вбирали» ординарца Морозку «вместе с сапогами и видели в нем многое такое, что, может быть, и самому Морозке неведомо», «схватили» Мечика и, «вывернув его наизнанку, подержали так несколько мгновений, будто взвешивали все, что там оказалось». 

О себе, своем детстве, Левинсон в отряде никому не рассказывал. Отец Левинсона всю жизнь хотел разбогатеть, боялся мышей и скверно играл на скрипке. Левинсон в детстве помогал ему торговать подержанной мебелью.

Из своего детства Левинсон помнил старинную семейную фотографию, где тщедушный еврейский мальчик с большими наивными глазами с недетским упорством ждал обещанной фотографом красивой птички. Жизнь убедила Левинсона в том, что красивых птичек не бывает, а «лживые басни о красивых птичках» приносят людям неисчислимый вред.

Левинсон задавил в себе глухую тоску по чудесам и пришел к простой и нелегкой мудрости — «видеть все так, как оно есть, для того, чтобы изменять то, что есть, приближать то, что рождается и должно быть». 

Никто в отряде не знал о колебаниях Левинсона, не представлял себе, что он вообще может колебаться: Левинсон ни с кем не делился своими мыслями и чувствами, преподносил уже готовые «да» и «нет».

Он казался всем «за исключением таких людей, как Дубов, Сташинский, Гончаренко, знавших истинную его цену», человеком «особой, правильной породы», которому чужды «слабости», «грехи», который «все понимает, все делает, как нужно», «не ходит к девчатам, как Бакланов, и не ворует дынь, как Морозка».

Он знает только одно «дело», поэтому нельзя не доверять и не подчиняться «такому правильному человеку». 

Партизаны считали своего командира человеком «особой породы». Левинсон думал, что «вести что за собой других людей можно, только указывая им на их слабости и подавляя, пряча от них свои». Внешние манеры и жизненный опыт перенимал у Левинсона его юный помощник Бакланов.

Задавая вопросы, он, как Левинсон грузно поворачивался всем телом, как будто стремясь подчеркнуть особую значимость этих вопросов. Бакланов не знал, что Левинсон из-за старого ранения иначе вообще не мог повернуться.

Левинсон сам уверен, что «внешние манеры отсеются с годами, а навыки, пополнившись личным опытом, перейдут к новым Левинсонам и Баклановым». 

В своей боевой жизни Левинсон различал два периода. В недолгий первый все его душевные силы уходили на то, чтобы превозмочь и скрыть от людей свой страх в бою; события же развивались помимо его воли.

Со временем боязнь за собственную жизнь перестала мешать ему распоряжаться жизнями других, и Левинсон получил возможность управлять событиями.

Теперь, когда события складываются самым неблагоприятным образом, Левинсон вновь испытывает сильное волнение, с трудом владеет собой. 

Левинсон глубоко верит в то, что людьми движет не только чувство самосохранения, но и неосознанный инстинкт, по которому все, что приходится переносить, «оправдано своей конечной целью» и без которого никто из них не пошел бы умирать в тайге. Левинсон знает: каждый человек слаб, обременен повседневной мелочной суетой; люди, чувствуя свою слабость, «передоверили самую важную свою заботу более сильным». 

Глубокой ночью после трудного дня Левинсон читает письмо жены, в котором ничего радостного: продано все, что можно, нет работы, она кое-как сводит концы с концами за счет «Рабочего Красного Креста», у детей цинга и малокровие. В ответ он написал два листа мелким неразборчивым почерком. В этом письме было много таких слов, о «которых никто не мог бы подумать, что они знакомы Левинсону». 

Сначала он не хотел ворошить крут мыслей, связанных с этой стороной его жизни, но постепенно увлекся, «лицо его распустилось». Как всегда, Левинсон прячет от подчиненных свои слабости: отгоняет думы о бедствующей семье, превозмогает постоянную боль в боку, не показывает виду, что не знает, «как спасти отряд, и понимает, что это невозможно». 

До Левинсона доходят тревожные вести. Из отряда сбежало несколько крестьян, неожиданно загрустивших по дому. Хромоногий хунхуз, державший путь с отрядом, неожиданно свернул к верховьям Фунзина.

Начальник штаба партизанских отрядов старый Суховей Ковтун прислал конную эстафету с сообщением о нападении японцев на Анучино, где сосредоточены главные партизанские силы, о смертном бое под Известкой, о сотнях замученных людей.

Партизан Канунников привез из города трагическое известие о японском десанте и разгроме Сучана. 

Чувствовалось что-то неладное. У Левинсона особый нюх, «шестое чувство», как у летучей мыши. Он расспрашивает людей, прислушивается к бессвязным, на первый взгляд, репликам на крестьянском сходе, изучает карту. Левинсон терпелив и настойчив, «как старый таежный волк, у которого, может быть, недостает уже зубов, но который водит за собой стаи непобедимой мудростью многих поколений». 

Партизаны же уверены, что Левинсон имеет точный план спасения отряда. Всем своим видом он показывал это, давая понять, что ничего страшного и необычного не происходит, хотя никакого плана у него не было. Он чувствовал себя, «как ученик, которого заставили сразу решить задачу со множеством неизвестных». 

Читайте также:  Сочинение описание картины родина фельдмана для 9 класса

Левинсон старается скрыть свою тревогу, но это удается ему с трудом. Увидев неухоженную кобылу Мечика Зючиху, он выходит из себя, повышает голос, «борода его вздрагивала», он «нервно комкал руками сорванную где-то веточку». 

Левинсон всегда был на людях: сам водил отряд в бой, не спал ночей, проверяя караулы, ел с партизанами из одного котелка, разговаривал о самых простых вещах.

У костра он слушал грубые побасенки, смеялся «громко и будто искренне».

И он тоже рассказал несколько смешных историй — самых замысловатых и скверных, причем Левинсон нисколько не стеснялся, говорил спокойно, насмешливо, и «скверные слова шли, будто не задевая его, как чужие». 

Даже когда Левинсон разговаривал с людьми о самых обыденных вещах, в каждом его слове слышалось: «Смотрите, я тоже страдаю вместе с вами — меня тоже могут завтра убить или я сдохну с голоду, но я по-прежнему бодр и настойчив, потому что все это не так уж важно». Несмотря на показную невозмутимость, он чувствовал, что с каждым днем «лопались невидимые провода, связывавшие его с партизанским нутром». 

Обычно, когда глушили рыбу на обед, никто не хотел доставать ее из холодной воды. Левинсон заметил, что гоняли самого слабого — робкого и заикающегося бывшего свинопаса, и приказал парню, пинками загоняющего дрожащего Лаврушку в воду, достать рыбу самому.

Кривой, словно «ущемленный с одной стороны дверью» парень зло, дерзко отказался. В голосе Левинсона прозвучали угрожающие властные нотки неожиданной силы, он двинулся к парню, держась за маузер, не спуская с него глаз, «ушедших вовнутрь и ставших необыкновенно колючими и маленькими».

Левинсон почувствовал себя силой, стоящей над отрядом, но он был убежден, что сила эта правильная. 

Теперь Левинсон не считался ни с чем. Если нужно было раздобыть продовольствие, он угонял коров, обирал крестьянские поля и огороды.

У трясущегося седовласого корейца Левинсон реквизировал свинью, на которую голодающая семья чуть не молилась (мясо на всю зиму). Кореец плакал, умолял, целовал его ноги.

Левинсон жалел корейца, но чувствуя за собой полтораста голодных ртов, не отменил приказа, только сморщился, словно стрелять должны были в него. 

Шли бои. Левинсон утомлен, измучен постоянным недосыпанием, он едва сидит на лошади, после невероятного напряжения сердце «билось медленно-медленно, казалось, оно вот-вот остановится». 

Отряд теряет бойцов, колчаковская конница преследует его. Левинсону ничего не остается, как планировать дальний переход хребтами на север, в Тудо-Вакскую долину. 

Партизанский врач Сташинский сообщает Левинсону, что смертельно раненый Фролов не выдержит этого трудного пути. Левинсон и Сташинский решают отравить Фролова. «Не глядя друг на друга, дрожа и заикаясь, и мучаясь этим, они заговорили о том, что уже было понятно обоим, но чего они не решались назвать одним словом».

Убедившись, что надежд на выздоровление раненого нет, Левинсон «устыдился, что обманывает себя, но ему действительно стало легче». Он просит Сташинского «сделать это сегодня же», только чтобы никто не догадался, а главное — сам Фролов.

Мечик, подслушавший разговор из кустов, никогда не видел на лице Левинсона такого беспомощного выражения. 

Левинсон страдает от боли в боку. С трудом он поднимается в седло: «сморщившись», «грузно, будто нес в себе что-то большое и тяжелое». Окружающие не видят его слабости.

Бывший ординарец Морозка, глядя на Левинсона думает, какие бывают «здоровые, спокойные и обеспеченные люди», не предполагая того, что у Левинсона болит простуженный бок, что он несет в себе ответственность за смерть Фролова, что голова его оценена в пятьсот рублей сибирками, и «раньше всех других может расстаться с телом». 

В бою, пока подползала цепь, раскинувшаяся по кустам, Левинсон овладевает собой, его маленькая собранная фигурка с уверенными и точными движениями по-прежнему предстает перед людьми как «олицетворение безошибочного плана, в который люди верили по привычке и по внутренней необходимости». 

Заметно поредевшему в бою отряду Левинсон приказывает двигаться к лесу, где было спокойней и глуше — ружейная трескотня и орудийные залпы не нарушали лесной тишины. Мимо Левинсона проходили «придавленные, мокрые и злые» люди. 

Сзади бился шахтерский взвод, впереди была трясина. Людьми овладевает отчаяние и гнев, виновником своего несчастья они считали своего командира: это он должен вывести их отсюда, если сумел завести. 

За вереницей измученных людей тянулся по тайге грязный, вонючий извивающийся след, точно проползло какое-то смрадное, нечистое пресмыкающееся.

Левинсон появился в самом центре людского месива, подняв в руке зажженный факел, освещавший его «мертвенно бледное бородатое лицо со стиснутыми зубами, с большими горячими круглыми глазами, которыми он быстро перебегал с одного лица на другое». 

Для всех слышно прозвучал его нервный, тонкий, резкий, охрипший голос: «Кто там расстраивает ряды?.. Назад!.. Только девчонкам можно впадать в панику… Молчать!.. – взвизгнул он вдруг, по-волчьи щелкнув зубами, выхватив маузер, и протестующие возгласы мгновенно застыли на губах. – Слушать мою команду! Мы будем гатить болото — другого выхода нет у нас…». 

Левинсон идет к трясине, держа над головой дымящееся смолье. Масса людей, придавленная, сбившаяся в кучу, только что в отчаянии вздымавшая руки, готовая убивать и плакать, пришла в послушное движение: стучали топорами, рубили лозняк. 

За ночь гать была построена. Последним через переправу прошел Левинсон. После прохода поредевшего отряда подрывник Гончаренко заложил динамитный фугас. 

День был не по-осеннему теплый, деревья в мокром сияющем золоте склонились над дорогой.

Левинсон рассеянным взглядом окинул эту красоту, но не почувствовал ее: он ничего не мог сделать для этих людей, покорно тянувшихся за ним, как стадо, привыкшее к вожаку.

Левинсон пытается взять себя в руки, но мысли сбивались, путались, глаза слипались, странные образы клубились в его сознании беззвучным роем. 

Он смертельно устал, мысли его были беспорядочны. «Но как я устал, как мне хочется спать! Что могут еще хотеть от меня эти люди, когда мне так хочется спать?..» Бакланов предлагает выслать вперед дозор, и Левинсон мысленно соглашается с ним («У него такая круглая и добрая голова, как у моего сына, и, конечно, нужно послать дозор, а уж потом спать… спать…»). 

Левинсон почувствовал, что Мечика не стоит посылать в дозор. «Ему показалось что-то неправильное в том, что Мечик едет в дозор, но он не смог заставить себя разобраться в этой неправильности и тотчас же забыл об этом». 

Отряд попадает в засаду. Услышав выстрелы, Левинсон беспомощно оглянулся, впервые ища поддержки со стороны, но на лицах партизан он прочел выражение беспомощности и страха. Левинсон сделал такой жест рукой, точно искал, но не нашел, за что бы ухватиться, и подумал: «Вот оно — то, чего я боялся». 

Вдруг Левинсон словно впервые увидел мальчишеское лицо Бакланова, вздрогнул, выпрямился, выхватил шашку и помчался вперед, на прорыв. Левинсон чувствовал, что отряд устремился за ним в бой: не осознавая себя, он полетел над какой-то «оранжевой кипящей пропастью». 

«Полусознательное состояние» Левинсона длилось не больше минуты, он «вспомнил об отряде и оглянулся, но никакого отряда не было: вся дорога была усеяна конскими и людскими трупами». Стрельба утихла, пули больше не визжали над ухом. Партизаны, оставшиеся в живых, стали догонять Левинсона. Подрывник Гончаренко насчитал девятнадцать человек с собой и Левинсоном. 

Левинсон едет немного впереди всех, опустив голову, задумавшись, мучительно смотрит на всех долгим, невидящим взглядом. Вдруг он круто осадил лошадь, обернулся и впервые осмысленно посмотрел на людей, ища взглядом Бакланова.

Услышав, что Бакланова убили, Левинсон весь как-то опустился и съежился, медленно мигая мокрыми ресницами. Слезы катились по его бороде. Все заметили, что он ослаб и постарел, но Левинсон не скрывал своей слабости.

Иногда он забывался, растерянно оглядывался, но вспомнив, что Бакланова нет, снова начинал плакать. 

Левинсон и за ним восемнадцать человек выехали из леса, увидев простор голубого неба, полноводную реку, ток, на котором трудились люди.

Левинсон «обвел молчаливым, влажным еще взглядом это просторное небо и землю, сулившую хлеб и отдых, этих далеких людей на току, которых он должен будет сделать вскоре такими же своими, близкими людьми, какими были те восемнадцать, что молча ехали следом, — и перестал плакать; нужно было жить и исполнять свои обязанности».

Автор анализа: И.Г. Дубровская

Другие материалы по теме:

  • Краткое содержание романа «Разгром»
  • Анализ романа «Разгром»
  • Метелица
  • Морозка

Источник: https://rustutors.ru/litgeroi/2251-obraz-levinsona-v-romane-razgrom-aa-fadeeva.html

Поурочные разработки по русской литературе ХХ века: 11 класс

Сохрани ссылку в одной из сетей:

Урок 54.
Образ Левинсона и проблема гуманизма

в романе
А. А. Фадеева «Разгром»

  • Цели урока:
    раскрыть авторский замысел — изображение
    героя, который мог бы стать примером в
    жизни; рассмотреть проблему гуманизма
    в романе.
  • Методические
    приемы:

    аналитическая беседа.
  • Ход урока
  • I.
    Слово учителя

В Левинсоне
Фадеев воплотил образ человека, «идущего
всегда во главе», гармонично сочетающего
в себе инстинкт, волю и разум. Это
«особенный человек». В композиции романа
ему тоже посвящена отдельная глава
(IV).
Левинсон открывает и закрывает роман:
он выступает в первом и последнем абзацах
романа.

Самое важное
в общем движении действия — судьба
всего коллектива, всего партизанского
отряда. Левинсон является носителем
общего, объединяющего, сплачивающего
и организующего начала.

Фадееву было
очень важно художественно воспроизвести
в «Разгроме» особый тип взаимоотношении
коммуниста-руководителя с партизанами:
«На своем опыте партизанской борьбы я
видел, что при больших элементах
стихийности в партизанском движении
решающую, организующую роль играли в
нем большевики-рабочие, — говорил он.
— Эту мысль… мне хотелось подчеркнуть
в романе «Разгром». Фадеев показывает,
как коренные, классовые интересы людей
подчас идут вразрез с их частными,
временными интересами, желаниями и
представлениями. В глазах Фадеева
Левинсон — средоточие именно этих
главных, коренных интересов народа.

II. Беседа

— Как рисует
Фадеев образ Левинсона?

Левинсон
представляется непререкаемым авторитетом,
человеком несгибаемой воли, уверенным
в себе, рожденным, чтобы руководить.

Фадеев рисует образ Левинсона через
отношение к нему других персонажей:
«никто в отряде не знал, что Левинсон
может вообще колебаться: он ни с кем не
делился своими мыслями и чувствами,
преподносил уже готовые «да» или «нет».
Поэтому он казался всем… человеком
особой, правильной породы».

Каждый
партизан думал, что Левинсон «все
понимает, все делает как нужно… Поэтому
нельзя не доверять и не подчиняться
такому правильному человеку…» Автор
подчеркивает в Левинсоне природное,
интуитивное чувство правды, умение
ориентироваться в обстановке: «особенный
нюх…

шестое чутье, как у летучей мыши»;
«он был на редкость терпелив и настойчив,
как старый таежный волк, у которого,
может быть, недостает уже зубов, но
который властно водит за собой стаи —
непобедимой мудростью многих поколений»
(глава III).

— Какое
значение имеют воспоминания Левинсона
о детстве?

Воспоминания
о детстве Левинсона, его внешность
находятся в противоречии с его образом
«человека особой породы». «В детстве
он помогал отцу торговать подержанной
мебелью, а отец его всю жизнь хотел
разбогатеть, но боялся мышей и скверно
играл на скрипке» — таких вещей Левинсон
никому не рассказывал.

Левинсон вспоминает
«старинную семейную фотографию, где
тщедушный еврейский мальчик — в черной
курточке, с большими наивными глазами
— глядел с удивительным, недетским
упорством в то место, откуда, как ему
сказали тогда, должна вылететь птичка».

Со временем Левинсон разочаровался «в
лживых баснях о красивых птичках» и
пришел к «самой простой и самой нелегкой
мудрости: «Видеть все так, как оно есть,
— для того, чтобы изменять то, что есть,
приближать то, что рождается и должно
быть».

— Какова
роль портретной характеристики?

Внешность
Леви совсем не геройская: «Он был такой
маленький, неказистый на вид — весь
состоял из шапки, рыжей бороды да ичигов
выше колен». Мечику Левинсон напоминает
«гнома из сказки». Фадеев подчеркивает
физическую слабость, внешнюю неказистость
героя, выделяя, впрочем, его «нездешние
глаза», глубокие, как озера. Эта портретная
деталь говорит о незаурядности,
значительности личности.

— Каковы
основные черты характера Левинсона?

В сцене суда
над Морозкой Левинсон показан жестким,
подчиняющим себе людей: «Морозка
заколебался. Левинсон подался вперед
и, сразу схватив его, как клещами,
немигающим взглядом, выдернул из толпы,
как гвоздь».

Морозка «был уверен, что
командир «видит все наскрозь» и обмануть
его почти невозможно». Левинсон может
говорить «удивительно тихо», но его все
слышат, ловят каждое его слово.

Слова
его убедительны, хотя он может внутренне
колебаться, не иметь плана действий,
чувствовать себя растерянно. Однако он
никого не пускает в свой внутренний
мир.

Замкнутость,
сдержанность, воля, хладнокровие,
ответственность, целеустремленность,
настойчивость, знание психологии людей
— основные его черты.

— Что дает
Левинсону такую уверенность и власть
над людьми? Как он понимает свою
ответственность перед ними?

Левинсон
глубоко верил в то, что людьми движет
не только чувство самосохранения, но и
другой, «не менее важный инстинкт, не
осознанный даже большинством из них,
по которому все, что приходится им
переносить, даже смерть, оправдано своей
конечной целью».

Этот инстинкт, считает
Левинсон, «живет в людях под спудом
бесконечно маленьких, каждодневных,
насущных потребностей и забот о своей
— такой же маленькой, но живой — личности,
потому что каждый человек хочет есть и
спать, потому что каждый человек слаб».

Люди передоверяют «самую важную свою
заботу» таким, как Левинсон.

Комментарий-учителя:

Мы видим, что
роль личности сводится здесь Фадеевым
к инстинктивным, мелочным потребностям.
Левинсон же умеет эти насущные потребности
подавить, взять ответственность за
«слабых» людей на себя. В Левинсоне
соединяются жалость и жестокость.

Он и
«с» отрядом и «над» отрядом. Смысл жизни
его «в преодолении скудости и бедности»;
«жила в нем огромная, не сравнимая ни с
каким другим желанием жажда нового,
прекрасного, сильного и доброго человека».
Вспомним образ Человека у Горького.

— Как
реализуется в романе идея об оправдании
любых средств «конечной целью»?

Перед
Левинсоном стоит задача «сохранения
отряда как боевой единицы». Это —
главное, все остальное — второстепенно.

Поэтому, когда появляется необходимость,
Левинсон действует решительно, как
«сила, стоящая над отрядом»: «С этого
дня Левинсон не считался уже ни с чем,
если нужно было раздобыть продовольствие,
выкроить лишний день отдыха.

Он угонял
коров, обирал крестьянские поля и
огороды, но даже Морозка видел, что это
совсем не похоже на кражу дынь с Рябцева
баштана». Левинсон убежден, что сила
его «правильная». Гуманизм «абстрактный»,
по мнению Фадеева, должен быть заменен
гуманизмом «классовым».

III. Дискуссия

Прокомментируем
сцену конфискации свиньи у корейца,
эпизод с решением судьбы Фролова (глава
ХI) Прав ли Левинсон? Оправданны ли его
действия? Можно ли чувства Мечика назвать
гуманными? (Обсуждение).

Комментарий
учителя:

Истинная
сила Левинсона — в его нравственном
воздействии на людей, для которых он
был человеком «другой, правильной
породы». Левинсон давно расстался с
детскими иллюзиями. Но не станет ли его
мечта о «новом, прекрасном, сильном и
добром человеке», которого можно
воспитать в революции, еще одной иллюзией,
заблуждением?

Гуманизм
«абстрактный» и гуманизм «революционный»
сталкиваются в романе в непримиримом
противоречии. Жестокие поступки
Левинсона, которые осуждает Мечик,
видятся Фадеевым как осознанная
необходимость. Однако не надо называть
жестокую, трагическую неизбежность
войны актом гуманизма; нельзя именовать
гуманным жертвование одним во имя
многих.

IV.
Задания по роману А. А. Фадеева «Разгром»

1. Сравните
отношение к проблеме «народ и интеллигенция»
А. А. Фадеева с позициями И. А. Бунина, А.
М. Горького, А. А. Блока. Чья позиция вам
ближе?

2. В чем, по
вашему, заключается сила Левинсона?

3. Что вы
думаете по поводу «классового гуманизма»?

4. На кого из
героев А. А. Фадеева вам хотелось бы
походить и почему?

Домашнее
задание

Написать
сочинение по одной из тем:

1. Образ
Человека в произведениях Горького и
Фадеева.

2. Интеллигенция
и революция с точки зрения Горького,
Блока, Фадеева.

3. Существует
ли «абстрактный» гуманизм?

Творчество
Е. И. Замятина

Урок 55.
Развитие жанра антиутопии в романе Е.
И. Замятина «Мы»

Цели урока:
углубить представление учащихся о жанре
антиутопии, разобраться в проблематике
романа, познакомить с биографией
писателя.

Методические
приемы:

проверка знаний учащихся; разъяснение
понятий (теория литературы); рассказ
учителя; лекция с элементами беседы по
тексту романа.

Утопии выглядят
гораздо более осуществимыми, чем в это
верили прежде. И ныне перед нами стоит
вопрос, терзающий нас совсем иначе: как
избежать их окончательного осуществления?

Читайте также:  Сочинение на тему свобода

Н. А. Бердяев

Ход урока

I.
Проверка домашнего задания (чтение и
анализ 2—3 сочинений по роману А. А.
Фадеева «Разгром»).

II. Работа
с эпиграфом

Запишем
эпиграф и вспомним, что такое утопия.

Утопия
(от греч.

U
«нет» иtopos
— «место») в литературе — развернутое
описание общественной, государственной
и частной жизни воображаемой страны,
отвечающей тому или иному идеалу
социальной гармонии.

Первые утопические
описания встречаются у Платона и Сократа.
Термин «утопия» — от названия произведения
Т. Мора. Классические образцы утопий —
«Город Солнца» Т. Кампанеллы, «Новая
Атлантида» Ф. Бэкона.

Утопия —
мечта.

— Почему же
философ Н. Бердяев предостерегает от
осуществления утопии? Ответим на вопрос
в конце урока.

III. Слово
учителя

Роман Замятина
«Мы», написанный в 1921—22 годах, впервые
опубликован на английском языке в 1924
году в Нью-Йорке, впервые на русском
языке — там же, в 1952 году. В нашей стране
роман увидел свет лишь в 1988 году в 4—5
номерах журнала «Знамя». История романа
драматична, так же как и судьба его
автора.

Евгений
Иванович Замятин — одна из ярких фигур
среди писателей, принявших революцию
как реальную судьбу отечества, но
оставшихся свободными в своем творчестве,
в художественной оценке событий.

Замятин
родился в г. Лебедянь Тамбовской губернии
в семье священника. Стал кораблестроителем.
О выборе профессии писал так: «В гимназии
я получал пятерки с плюсом за сочинения
и не всегда легко ладил с математикой.

Должно быть, именно поэтому (из упрямства)
я выбрал самое что ни на есть математическое:
кораблестроительный факультет
Петербургского политехникума». Дух
противоречия привел Замятина, выросшего
в патриархальной семье, в партию
большевиков.

С 1905 года он участвует в
нелегальной работе, подвергается аресту
и проводит несколько месяцев в «одиночке».

В годы Первой
мировой войны Замятин уезжает в Англию
экспертом по строительству ледоколов
для русского флота, в частности участвует
в постройке знаменитого «Красина»
(освоение Арктики). Однако уже в сентябре
1917 года возвращается в революционную
Россию.

В 1922 году
Замятин публикует рассказы («Пещера»,
«Дракон» и др.), в которых революционные
события предстают как разгулявшаяся
стихия, которая разрушает сложившееся
бытие.

В рассказе «Пещера» на смену
былому образу жизни, духовным интересам,
нравственным представлениям приходит
одичавшая жизнь с убогими ценностями:
«В центре этой вселенной — бог.

Коротконогий, ржаво-рыжий, приземистый,
жадный, пещерный бог: чугунная печка».

Замятин не
встал в ряды оппозиции, но спорил с
большевизмом, не мог примириться с
господством диктатуры, ее жертвами,
тяжестью потерь.

Как писатель он был
всегда честен: «У меня есть очень
неудобная привычка говорить не то, что
в данный момент выгодно, а то, что мне
кажется правдой». Разумеется, печатать
его перестали. Критика травила писателя
даже за неопубликованные произведения.

В октябре 1931 года благодаря посредничеству
Горького Замятин выехал за границу и с
1932 года жил в Париже.

IV.
Предварительная беседа по роману

— Что является
предметом изображения Замятиным в
романе «Мы»?

Далекое
будущее, ХХХI век. Казалось бы, утопическое
государство, где все люди счастливы
всеобщим «математически безошибочным
счастьем». О гармонии люди мечтали
всегда, человеку свойственно заглядывать
в будущее.

До ХХ века это будущее обычно
представлялось прекрасным. Со времен
долитературных фантазия работала в
основном в направлении «технического
усовершенствования» мира (ковры-самолеты,
золотые яблочки, сапоги-скороходы и т.

п.).

— Для чего
изображается это далекое будущее?
(Обсуждение.)

Комментарий
учителя:

Замятин почти
не дает воли своей инженерно-технической
фантазии. Он прогнозирует не столько
пути развития техники, покорения и
преобразования природы, сколько пути
развития человека, человеческого
общества.

Его интересуют проблемы
взаимоотношений личности и государства,
индивидуальности и коллектива. Прогресс
знания, науки, техники — это еще не
прогресс человечества.

«Мы» — не мечта,
а проверка состоятельности мечты, не
утопия, а антиутопия.

Антиутопия
— изображение опасных, пагубных
последствий разного рода социальных
экспериментов, связанных с построением
общества, соответствующего тому или
иному социальному идеалу. Жанр антиутопии
начал активно развиваться в ХХ веке и
приобрел статус футурологического
прогноза, «романа-предупреждения».

V.
Практическая работа

Задание.
Замятин активно пользуется оксюморонами
(сочетание противоположностей).

  1. — Найдите
    их в тексте.
  2. Дикое состояние
    свободы,
  3. благодетельное
    иго разума,
  4. математически
    безошибочное счастье,
  5. наш долг
    заставить их быть счастливыми,
  6. неомраченные
    безумием мысли лица,
  7. самая трудная
    и высокая любовь — это жестокость,
  8. вдохновение
    — неизвестная форма эпилепсии,
  9. душа — тяжелое
    заболевание.
  10. — Чему служат
    оксюмороны?
  11. Оксюмороны
    подчеркивают искусственность,
    противоестественность отношений между
    людьми и отношений между государством
    и людьми; вывернутые наизнанку
    представления о человеческих ценностях.
  12. VI.
    Заключительное слово учителя

Жанр антиутопии
пережил в ХХ веке настоящий расцвет.
Среди лучших антиутопий — «О дивный
новый мир» (1932) и «Скотный двор» (1945)
Хаксли, «1984» Оруэлла (1949), «451° по
Фаренгейту» Брэдбери (1953). «Мы» — первый
роман-антиутопия, предупреждение об
опасностях на пути реализации утопической
идеи.

Исторический
путь человечества непрямолинеен, часто
это хаотическое движение, в котором
трудно уловить истинное направление.
Вспомним представления Л. Н. Толстого
о движущих силах истории в романе «Война
и мир».

После 1917 года
была сделана попытка «выпрямить» эту
запутанную нить история. И Замятин
проследил логический путь этой прямой
линии, которая ведет к Единому Государству.

И вместо идеального, справедливого,
гуманного и счастливого общества, о
котором мечтали поколения
социалистов-романтиков, обнаруживает
бездушный казарменный строй, в котором
обезличенные «нумера» «интегрированы»
в послушное и пассивное «мы», слаженный
неодушевленный механизм.

  • Домашнее
    задание
  • Ответить на
    вопросы:
  • — Как устроено
    «счастливое» общество будущего?
  • — О чем
    предупреждает Замятин своей повестью?
  • — Насколько
    актуально это предупреждение сегодня?
  • — Подумайте
    над эпиграфом к уроку.

Источник: https://gigabaza.ru/doc/134704-p59.html

Сочинение — анализ романа Разгром Фадеева — Сочинение

А. Фадеев в романе «Разгром» (1927 г.) впервые в советской ли­тературе основное внимание сосредоточил на изображении внутреннего мира вымышленных героев – рядовых участников ре­волюции и гражданской войны. Решению этой задачи подчинено в романе все – от выбора ситуации, особенностей построения произведения до приемов психологического анализа.

Рассказывая о партизанском движении на Дальнем Востоке в годы гражданской войны, Фадеев выбирает ситуацию траги­ческую, обозначенную в заглавии произведения: речь идет о разгроме партизанского отряда. В этих испытаниях наиболее ярко раскрываются характеры героев, происходит, по словам автора, «огромнейшая переделка людей».

Первые восемь глав представляют собой развернутое введе­ние. Ряд глав назван именами главных героев: «Морозка», «Ме­чик», «Левинсон».

Художник сознательно замедляет действие, чтобы рассказать об истории основных персонажей, охаракте­ризовать взаимоотношения между ними и подготовить читателя к пониманию закономерности поведения действующих лиц во время напряженных боев.

Фадеев внимателен к мыслям и чув­ствам своих героев, он постоянно показывает, как они воспри­нимают события. В изображении психологии действующих лиц писатель опирается на традиции русской классической литера­туры, прежде всего Л.Н. Толстого.

Фадеев следует принципам своего великого предшественника в те годы, когда яростно от­рицалась литература прошлого, а внимание к внутреннему миру человека называлось не иначе как «психоложество».

В традициях Толстого – изображение «широкого народного моря, взволно­вавшегося до самых глубин», принципы психологического ана­лиза (портретные и пейзажные детали, внутренние монологи, позволяющие обнажить тайные пружины действий героев, их мысли и чувства, например, в главах «Левинсон», «Груз», «Де­вятнадцать»). Внутренние монологи показывают отклик героев на события, психологическую мотивировку их поступков. Они тесно связаны с действиями персонажей, их биографиями, не­редко включают в себя элементы авторского .

Раскрывая напряженность исторических, нравственных, психологических конфликтов, Фадеев использует принцип ан­титезы. В противопоставлении Левинсона и Морозки, Левинсо­на и Мечика показано значение убежденности, сознательности в становлении личности.

Столкновение Морозки и Мечика с самого начала выявляет превосходство безошибочного, по мне­нию Фадеева, «классового чутья» пролетария над колебаниями «чистенького» интеллигента, которому нужна не сама револю­ция, а он в ней.

В романе, как мы можем убедиться, явно пре­обладает классовый принцип оценки человека, и в этом сказы­вается историческая ограниченность взглядов писателя.

Основное внимание Фадеев уделяет нравственно-психоло­гическому формированию личности, участвующей в борьбе за новую жизнь. С наибольшей полнотой процесс духовного мужа­ния человека в суровых испытаниях раскрыт на примере шахте­ра Ивана Морозова, прозванного Морозной.

Двенадцать из сем­надцати глав так или иначе связаны с последовательным изоб­ражением перемен в чувствах и мыслях бывшего шахтера, и особую роль в этом процессе играет командир отряда Левинсон.

Итогом короткого жизненного пути Морозки стал его подвиг – спасение товарищей ценою собственной жизни.

Противоположный результат воплощен в рассказе об исто­рии Павла Мечика. Пришедший в революцию с романтически­ми мечтами и надеждами, он не выдерживает испытания суро­выми реалиями боевой жизни. Фадеев трактует каждый посту­пок Мечика как выражение слабости, эгоизма, отсутствие твердого нравственного стержня.

Эти черты, все яснее обнару­живающиеся в Мечике, в конце концов приводят его к преда­тельству. Автор последователен в развенчивании Мечика, для него это изначально «человек мелкий, трусливый, и страдания его поверхностны, мелки, ничтожны». Всем ходом романа Фа­деев стремится доказать свою точку зрения.

В изображении героя-интеллигента очевиден прямолинейно-обличительный ук­лон, отсутствует стремление к раскрытию личности сложной, противоречивой, которое будет характерно – при всех различи­ях авторских позиций – для произведений современников Фа­деева, рассказывающих о пути интеллигенции в революции (на­зовем книги В. Вересаева «В тупике», М.

Булгакова «Белая гвар­дия», А. Толстого «Хождение по мукам», М. Горького «Жизнь Клима Самгина», позднее «Доктор Живаго» Б. Пастернака).

Здесь искали:

Источник: https://sochineniye.ru/sochinenie-analiz-romana-razgrom/

Образ Левинсона и проблема гуманизма в романе А. А. Фадеева «Разгром»

  • Цели урока: раскрыть авторский замысел — изображение героя, который мог бы стать примером в жизни; рассмотреть проблему гуманизма в романе.
  • Методические приемы: аналитическая беседа.
  • Ход урока
  • I. Слово учителя

В Левинсоне Фадеев воплотил образ человека, «идущего всегда во главе», гармонично сочетающего в себе инстинкт, волю и разум. Это «особенный человек». В композиции романа ему тоже посвящена отдельная глава (IV).

Левинсон открывает и закрывает роман: он выступает в первом и последнем абзацах романа.

Самое важное в общем движении действия — судьба всего коллектива, всего партизанского отряда. Левинсон является носителем общего, объединяющего, сплачивающего и организующего начала.

Фадееву было очень важно художественно воспроизвести в «Разгроме» особый тип взаимоотношении коммуниста-руководителя с партизанами: «На своем опыте партизанской борьбы я видел, что при больших элементах стихийности в партизанском движении решающую, организующую роль играли в нем большевики-рабочие, — говорил он. — Эту мысль… мне хотелось подчеркнуть в романе «Разгром». Фадеев показывает, как коренные, классовые интересы людей подчас идут вразрез с их частными, временными интересами, желаниями и представлениями. В глазах Фадеева Левинсон — средоточие именно этих главных, коренных интересов народа.

II. Беседа

— Как рисует Фадеев образ Левинсона?

Левинсон представляется непререкаемым авторитетом, человеком несгибаемой воли, уверенным в себе, рожденным, чтобы руководить.

Фадеев рисует образ Левинсона через отношение к нему других персонажей: «никто в отряде не знал, что Левинсон может вообще колебаться: он ни с кем не делился своими мыслями и чувствами, преподносил уже готовые «да» или «нет». Поэтому он казался всем… человеком особой, правильной породы».

Каждый партизан думал, что Левинсон «все понимает, все делает как нужно… Поэтому нельзя не доверять и не подчиняться такому правильному человеку…» Автор подчеркивает в Левинсоне природное, интуитивное чувство правды, умение ориентироваться в обстановке: «особенный нюх…

шестое чутье, как у летучей мыши»; «он был на редкость терпелив и настойчив, как старый таежный волк, у которого, может быть, недостает уже зубов, но который властно водит за собой стаи — непобедимой мудростью многих поколений» (глава III).

— Какое значение имеют воспоминания Левинсона о детстве?

Воспоминания о детстве Левинсона, его внешность находятся в противоречии с его образом «человека особой породы». «В детстве он помогал отцу торговать подержанной мебелью, а отец его всю жизнь хотел разбогатеть, но боялся мышей и скверно играл на скрипке» — таких вещей Левинсон никому не рассказывал.

Левинсон вспоминает «старинную семейную фотографию, где тщедушный еврейский мальчик — в черной курточке, с большими наивными глазами — глядел с удивительным, недетским упорством в то место, откуда, как ему сказали тогда, должна вылететь птичка».

Со временем Левинсон разочаровался «в лживых баснях о красивых птичках» и пришел к «самой простой и самой нелегкой мудрости: «Видеть все так, как оно есть, — для того, чтобы изменять то, что есть, приближать то, что рождается и должно быть».

— Какова роль портретной характеристики?

Внешность Леви совсем не геройская: «Он был такой маленький, неказистый на вид — весь состоял из шапки, рыжей бороды да ичигов выше колен». Мечику Левинсон напоминает «гнома из сказки». Фадеев подчеркивает физическую слабость, внешнюю неказистость героя, выделяя, впрочем, его «нездешние глаза», глубокие, как озера. Эта портретная деталь говорит о незаурядности, значительности личности.

— Каковы основные черты характера Левинсона?

В сцене суда над Морозкой Левинсон показан жестким, подчиняющим себе людей: «Морозка заколебался. Левинсон подался вперед и, сразу схватив его, как клещами, немигающим взглядом, выдернул из толпы, как гвоздь».

Морозка «был уверен, что командир «видит все наскрозь» и обмануть его почти невозможно». Левинсон может говорить «удивительно тихо», но его все слышат, ловят каждое его слово.

Слова его убедительны, хотя он может внутренне колебаться, не иметь плана действий, чувствовать себя растерянно. Однако он никого не пускает в свой внутренний мир.

Замкнутость, сдержанность, воля, хладнокровие, ответственность, целеустремленность, настойчивость, знание психологии людей — основные его черты.

— Что дает Левинсону такую уверенность и власть над людьми? Как он понимает свою ответственность перед ними?

Левинсон глубоко верил в то, что людьми движет не только чувство самосохранения, но и другой, «не менее важный инстинкт, не осознанный даже большинством из них, по которому все, что приходится им переносить, даже смерть, оправдано своей конечной целью».

Этот инстинкт, считает Левинсон, «живет в людях под спудом бесконечно маленьких, каждодневных, насущных потребностей и забот о своей — такой же маленькой, но живой — личности, потому что каждый человек хочет есть и спать, потому что каждый человек слаб».

Люди передоверяют «самую важную свою заботу» таким, как Левинсон.

Комментарий-учителя:

Мы видим, что роль личности сводится здесь Фадеевым к инстинктивным, мелочным потребностям. Левинсон же умеет эти насущные потребности подавить, взять ответственность за «слабых» людей на себя. В Левинсоне соединяются жалость и жестокость.

Он и «с» отрядом и «над» отрядом. Смысл жизни его «в преодолении скудости и бедности»; «жила в нем огромная, не сравнимая ни с каким другим желанием жажда нового, прекрасного, сильного и доброго человека». Вспомним образ Человека у Горького.

— Как реализуется в романе идея об оправдании любых средств «конечной целью»?

Перед Левинсоном стоит задача «сохранения отряда как боевой единицы». Это — главное, все остальное — второстепенно.

Поэтому, когда появляется необходимость, Левинсон действует решительно, как «сила, стоящая над отрядом»: «С этого дня Левинсон не считался уже ни с чем, если нужно было раздобыть продовольствие, выкроить лишний день отдыха.

Он угонял коров, обирал крестьянские поля и огороды, но даже Морозка видел, что это совсем не похоже на кражу дынь с Рябцева баштана». Левинсон убежден, что сила его «правильная». Гуманизм «абстрактный», по мнению Фадеева, должен быть заменен гуманизмом «классовым».

III. Дискуссия

Прокомментируем сцену конфискации свиньи у корейца, эпизод с решением судьбы Фролова (глава ХI) Прав ли Левинсон? Оправданны ли его действия? Можно ли чувства Мечика назвать гуманными? (Обсуждение).

Комментарий учителя:

Истинная сила Левинсона — в его нравственном воздействии на людей, для которых он был человеком «другой, правильной породы». Левинсон давно расстался с детскими иллюзиями. Но не станет ли его мечта о «новом, прекрасном, сильном и добром человеке», которого можно воспитать в революции, еще одной иллюзией, заблуждением?

Гуманизм «абстрактный» и гуманизм «революционный» сталкиваются в романе в непримиримом противоречии. Жестокие поступки Левинсона, которые осуждает Мечик, видятся Фадеевым как осознанная необходимость. Однако не надо называть жестокую, трагическую неизбежность войны актом гуманизма; нельзя именовать гуманным жертвование одним во имя многих.

IV. Задания по роману А. А. Фадеева «Разгром»

1. Сравните отношение к проблеме «народ и интеллигенция» А. А. Фадеева с позициями И. А. Бунина, А. М. Горького, А. А. Блока. Чья позиция вам ближе?

2. В чем, по вашему, заключается сила Левинсона?

3. Что вы думаете по поводу «классового гуманизма»?

4. На кого из героев А. А. Фадеева вам хотелось бы походить и почему?

Домашнее задание

Написать сочинение по одной из тем:

1. Образ Человека в произведениях Горького и Фадеева.

2. Интеллигенция и революция с точки зрения Горького, Блока, Фадеева.

3. Существует ли «абстрактный» гуманизм?



Источник: https://scribble.su/school-literature/pouroch-razrab-11-part-1/62.html

Ссылка на основную публикацию